Дария / Блоги.Казах.ру — блоги Казахстана, РК
rus / eng / kaz


 
Любой блог можно сделать коллективным. Для этого надо определенным (или всем) пользователям дать права на запись в него. Если у вас уже есть блог в другом месте — можно автоматически транслировать записи из него в нашу блог-платформу Статья Корпоративные блоги: Как вести? содержит практические советы и примеры
СМИ могут копировать в свой блог ленту новостей или статей. Дополнительное внимание и комментарии обеспечены. Можно ставить записям будущее время. Запись будет в черновиках и в указанную минуту автоматически опубликуется.












Дария



Произведения

Блог dariya Автор блога
Лента друзей
Войти Регистрация



В Астане в продаже появилась артезианская вода фирмы «Алаверди», которую привозят из моего родного Темиртау.

Ученые уже давно склоняются к удивительному выводу, что вода - это живая субстанция, которая имеет память, способна лечить или приносить болезни... Мы – то, что мы пьем.
Берегите себя!

Пять лет назад мы переехали в столицу из Караганды. Долгое время наша семья не могла привыкнуть к астанинской водопроводной воде, освоившись, я начала искать фирмы по доставке качественной воды . За пять лет, что прожила я в Астане, поменяла около десятка фирм.
Обидно, что некоторые производители не всегда добросовестно относятся к своим обязанностям. Чаще всего, такие компании просто очищают водопроводную воду, утверждая, что продают артезианскую; и, кроме того, когда поставщик убеждается, что вы являетесь его постоянным клиентом, происходят метаморфозы с водой: у нее меняется вкус, вода горчит, ее неприятно пить. Как мне объяснили - компании экономят или ленятся: не меняют фильтры.
За последние два года, в Астане все чаще происходят наводнения, я перестала использовать водопроводную воду даже для приготовления пищи.
Я родилась в Темиртау. В юности воду мы брали из родника, который находился на окраине города. Вода в роднике до поздней осени не замерзала, только струя становилась слабее. Обидно было, что администрация города не заботится о горожанах, им приходилось в антисанитарных условиях ее набирать в емкости. В 1984 году мы переехали из Темиртау в Караганду, в девяностые годы мы перестали ездить к роднику.
Многие годы я помнила о нем, и при удобном случае рассказывала своим детям и знакомым о воде, не могла забыть вкус родниковой воды, который не похож ни на одну разрекламированную воду.
В прошлом году, будучи в гостях в Темиртау, я узнала, что родник не иссяк, а заново «родился», поскольку он питался от артезианских вод, то нашлись заинтересованные люди, которые пробили скважину, и разрабатывают ее; а территория бывшего родника облагорожена и расширилась; вода дополнительно очищается, бутилируется. Только я не была уверена, что она имеется в продаже в столице. Мне пришлось немало потрудиться, чтобы найти ее в Астане, радости моей не было границ. Это была родная наша вода, вкус которой я всегда помнила.
Фирма «Алаверди» разливает воду и продает ее за пределами Карагандинской области. Вода «Алаверди», если перевести на казахский язык переводится, как «АЛЛА БЕРДЫ» Всевышний подарил людям воду, которая имеет все полезные качества питьевой, природной воды.
Уважаемые казахстанцы! Я воду не рекламирую, Очень хочу, чтобы казахстанцы имели доступ к ней стали пить артезианскую, замечательную воду. Особенно переживаю за детей, за будущее поколение. У меня был такой случай: ко мне приехала родственница с маленьким ребенком, я дала ему воду фильтрованную, как мне казалось хорошего качества, ребенок заболел, пришлось обратиться в больницу, мне было стыдно, что я напоила ребенка некачественной водой, как будто специально. Вот параметры воды. Я не специалист, не знаю технических терминов, решила получить акт качества и экспертизы воды, они радуют, вода на самом деле высшего качества, у меня не стало проблем с поджелудочной железой, не могу утверждать от воды ли, но впервые за много лет у меня нормальный холестерин. Читайте и делайте выводы...
Телефон фирмы Алаверди: 87172252658


Сказка о капельке и песчинке

Посвящается оперной певице, вернувшейся из Китая в Казахстан Майре Мухамет-кызы.

***

Маленькая капля и песчинка одновременно оказались в туче. За время путешествия они подружились. Когда капля увидела, с какой высоты ей придется падать на землю, она воскликнула:
— Я не хочу падать на землю. Мне будет больно!
Песчинка восхитилась:
— Ты смелая, как человек! Никто здесь не имеет права диктовать свои условия.
— А кто такой человек, он тоже находится в туче?
— Нет, он главнее тучи! Когда я жила у себя на родине, в пустыне, мой отец был царем. Когда он сердился, все боялись его. Огромные песчаные вихри поднимались высоко в небо, заметали дороги, не давали караванщикам продолжить свой путь. С каждым годом царство наше расширялось. Пустыня — это огромный песчаный океан, где с утра до вечера светит знойное солнце. Алый закат к вечеру сливается с желтыми барханами — потрясающее зрелище. Лучи солнца отражали наши дворцы, люди восхищались их красотой, называли миражами. Для них было наваждением видеть среди песков дворцы с садами и фонтанами. Однажды в пустыню пришел маленький невзрачный человек, он был храбрым и стал воевать с отцом. И оказался сильнее. Мне казалось, никто не сможет одолеть нашего отца. Человек же победил! Он заставил отца отступить и забрал наши земли. Сначала люди выкапывали колодцы, сажали деревья и кустарники. Оазисы украсили пустыню, выросли пальмы, появились фонтаны, расцвели цветы, стало сказочно красиво. А наша семья уходила все дальше и дальше от своей родины. Врагом нашим стал человек, он — настоящий властелин всего! Он может всё! Он подчинил себе землю и зверей, огромные верблюды встают перед ним на колени и катают его. В борьбе с человеком забыли мы про ещё одного врага отца — давнего и коварного. Это был ураган, налетел он внезапно, уничтожил всё и разлучил нас. Не знаю, куда исчезли мои братья и сёстры. Я оказалась в туче.
Капелька спросила:
— А какой он — человек?
И песчинка ответила:
— Он такой огромный, он больше гор, у него большие руки. Моли Аллаха, чтобы не попасть к человеку, иначе ты исчезнешь. Если ты попадешь к своим родственникам в лужу или реку, то не погибнешь. Прощай, подруга! Земля моя родная стихия, я должна соединиться с ней. Хоть мне никогда не вернуться в родные края и не узнать судьбу моей семьи!

***

Песчинку понесло дальше, а капелька упала в реку. Утром она увидела, что река состоит из таких же, как она, миллиардов капель, и радостно закричала:
— Я попала к своим родственникам!
Капли, жившие в реке, возмутились:
— Никакие мы тебе не родственники, ты чужая.
Река нежно отозвалась о ней:
— Она тоже моя дочь! Моя маленькая патриотка!
По утрам река любила слушать, как поют капли. Те же возомнили себя артистами и пренебрежительно относились к юной капельке. Маленькая капелька была жизнерадостной и пела обо всем, что видела и слышала. Она пела о подружке-песчинке, об её отце — властелине пустыни, о том, как счастлива, какая добрая река, какой замечательный ветер, и как красиво вокруг. Река восхищалась:
— Как хорошо ты поёшь, пой каждое утро!
Каплям это не понравилось, они стали делать все, чтобы избавиться от талантливой соперницы. Коварный план был осуществлен, под рекой находилось подземное озеро, капельку вытолкнули туда. Озёрные капли, подстрекаемые речными сёстрами, её невзлюбили. Им тоже не понравились открытость и жизнерадостность.
— Чего эта глупышка с утра радуется и распевает? — спрашивали они друг друга.
В подземном озере текла скучная жизнь, туда не попадали лучи солнца, не залетали птицы, никто не пел. Вода была чистая и ледяная, а отношения между каплями — совсем не дружеские. Капельке было холодно и грустно, она перестала петь. Однажды ветер случайно забрался в подземное озеро, капелька узнала его и обиженно воскликнула:
— Это ты виноват, что я оказалась здесь! Ты лишил меня дома, здесь меня все обижают!
У ветра было хорошее настроение, к тому же он признал справедливость обвинений, поэтому и предложил:
— Хочешь, я унесу тебя отсюда?
— Хочу! — закричала радостно капелька.
— А где бы ты хотела оказаться?
Маленькая капля честно призналась:
— Я хочу вернуться назад в реку, она меня любит, но другие капли почему-то ненавидят и гонят от себя.
Ветер предложил ей:
— Давай я отнесу тебя в океан, там много воды, и никто не заметит, что ты пришлая. Ты любознательная, тебе будет интересно. В океане ты увидишь богатый животный и растительный мир, там обитают киты, акулы и разные рыбы, растут красивые цветы, водоросли, коралловые рифы. Большие корабли и пароходы бороздят его воды. Там, где много простора, где живут хорошо, нет места зависти и злобе.
Маленькая капелька согласилась и вскоре оказалась в океане, огромные волны полюбили ее пение. Они берегли юную певицу. И если уходили далеко-далеко, уносили с собой. Она увидела много стран и по-настоящему была счастлива. Никто не ругал и не завидовал. Капелька украшала жизнь океана своим пением, была оптимисткой и всегда веселилась и радовалась.
Здесь её жизнерадостность нравилась всем. Иногда Капелька вспоминала свою подружку песчинку, всем сердцем желала ей счастья.

***

Песчинке тоже повезло, у нее оказалась счастливая судьба.
Она попала в дивный сад. Земля приняла ласково, она бережно и с уважением относилась ко всем своим обитателям. В саду росли экзотические растения, привезённые из разных стран, его можно было назвать раем. Все растения относились с любовью и трепетом друг к другу, даже цветы не знали, что такое зависть. Однажды песчинка услышала, как все радовались: впервые за много лет зацвел алоэ. Она знала это растение с детства, ведь такие живут на её родине — в пустыне. Это был ослепительно красивый цветок, им все любовались. А алоэ был грустен. Однажды песчинка обратилась к ветру:
— Помоги мне, я хочу жить рядом со своим земляком!
Ветер перенес песчинку к алоэ. Тот обрадовался и предложил ей быть вместе:
— Мы же земляки, поэтому должны друг друга поддерживать!
Песчинка поселилась возле его корней. Вдвоем им было хорошо. Они часто вспоминали свою родину.
Ветер любил этот сад, приносил туда прохладу и рассказывал о своих приключениях. По вечерам все обитатели делились своими историями или просто беседовали между собой, но больше всего они любили слушать истории ветра. Он много знал, повидал много стран и умел красиво обо всем поведать. Летом он рассказывал о Севере, о белых медведях. Обитатели сада у него спрашивали:
— А медведям не холодно там? Как им живется среди снега, где все превращается в лед?
А цветы даже плакали, им жаль было мишек, они не понимали, как можно жить там, где не цветут их сородичи. Ветер рассказывал им, что на высоких вершинах гор цветут сказочно красивые цветы — эдельвейсы. Человек, сорвавший этот цветок, будет проклят гордыми и могущественными горами. Обитатели сада гордились и радовались, что у них есть знаменитые родственники, которые неподвластны самому человеку. Ветер рассказывал и про джунгли и экзотические страны, куда он свободно мог летать. Затем вновь пускался в путешествие, а все с нетерпением ждали его возвращения.
Дожидаясь новостей от ветра, обитатели сада сами рассказывали истории. Однажды песчинка рассказала, как познакомилась в туче со смелой каплей. О том, как капля не хотела падать на землю, и как песчинке хотелось узнать хоть что-нибудь о судьбе подруги. Вернувшийся ветер вспомнил храбрую капельку и обрадовал песчинку, рассказав, как он помог её подружке попасть в океан. Жизнь в саду глубокой осенью затихала, и все растения погружались в сон, ожидая зиму. Песчинка зарывалась поглубже, поближе к корням алоэ, чтобы ветер не унес её отсюда. С годами она соединилась с почвой. Теперь она жила воспоминаниями о пустыне, о гордых барханах, и была по-своему счастлива. Здесь, рядышком с алоэ, песчинка чувствовала себя как дома.

Доклад
Еще раз о детской литературе

Джумагельдинова Дария Тукеновна,

Я прочла больше десятка статей о бедственном положении литературы для детей в Казахстане, но ни в одной не нашла ответа, что нужно сделать, чтобы она заняла достойное место в Казахстанской литературе. А ведь, хочу убедить вас, в Казахстане немало писателей, пишущих для детей. Почему же получается, что большинство из них словно находятся в глубоком подполье, как партизаны?
Кто такой детский писатель? Это человек, который любит детей и хочет подарить им счастье. Он придумывает для них сказки, чтобы ребенок поверил в чудеса, он пишет для них стихи, в которых передает красоту окружающего мира. Он пишет повести, чтобы ребенок научился дружить с их героями, сопереживать, делить с ними радости и огорчения.
Но этого мало. Нужно, чтобы все эти произведения дошли до ребёнка в виде книг. Вот тут и возникают проблемы.
Со дня основания республики Казахстан ведутся разговоры о необходимости возрождения казахстанской детской литературы, а воз, как говорится, и ныне там. Создаётся впечатление, некоторым чиновникам выгодно говорить, что нет детской литературы, потому что талантливым авторам надо помогать, выделять деньги на различные литературные конкурсы, которых у нас почти нет. А ведь достаточно посмотреть вокруг. Как и в других странах, казахстанские писатели идут в ногу со временем, творят во всех жанрах детской литературы: есть повести, рассказы, сказки, стихи для детей, а также фэнтези и страшилки, которые стали модными в последние годы в мировой литературе.
А что творится на книжном рынке! Книжные магазины забиты литературой российских и зарубежных писателей. Что скрывать, книжные издательства этих стран используют новейшую технологию в печатании, книги красиво оформлены, в замечательных глянцевых обложках, имеют различную конфигурацию: в виде зверюшек, детских игрушек, кукол и обязательно с дорогими иллюстрациями. Получается, как в некоторых европейских странах, где низкая рождаемость, компенсируется за счет усыновления сирот из других стран. Только российские издания не назовешь сиротами, они комфортно чувствуют себя в нашей книжной индустрии, скорее всего, сиротами являются книги казахстанских писателей, изданные бедными авторами в дешевых типографиях.
Сегодня в зале сидят писатели и поэты разного возраста, среди них много молодых приглашенных писателей, и в десять, а может в сто раз больше неприглашенных авторов, незнакомых казахстанским детишкам. С каждым годом все больше среди молодежи появляется новых авторов. Некоторые издаются в России и в других странах.
Я как детский писатель и поэт больше известна в России, почему? Потому что в министерстве культуры неоднократно обвиняли меня в недостаточном знании родного языка, что не соответствует истине. Молодые чиновники не хотят признавать, что семьдесят лет мы жили в СССР, русский язык был для нас родным.
Меня называют казахстанской Агнией Барто. Я трижды переиздавала сборники стихов и сказок. Написала прозу для детей дошкольного и подросткового возраста. Библиотекари многих городов отмечают, что мои книги «Еркегали по прозвищу Кошмарик», «Асель-кисель» и «Отличница-плебейка» пользуются спросом в детских библиотеках. Новая книга «Отличница-плебейка» о детском суициде интересна не только подросткам, но и взрослым читателям. К книге «Юмористические рассказы» предисловие написал Г.К. Бельгер. Институт литературы им Ауэзова рекомендовал министерству культуры издавать мои книги. Мои сказки изданы в пятитомнике Украины, где собраны сказки 88 авторов из различных стран. Нищая Украина бесплатно издала сборники сказок, я успела получить три тома. На мои стихи «Сирота» написала песню российский композитор Ирина Панина, много плейкастов сделаны в России на серию стихов, посвященных сиротам. Я получаю письма от учителей, воспитателей, они спрашивают, почему моих произведений нет в казахстанских учебниках?
Многие казахстанцы задают вопрос: почему наши дети должны воспитываться на чуждой нашему менталитету литературе? Почему у нас нет своих героев и сказочных персонажей? Дефицит детской литературы можно решить, если открыть в Казахстане книжные магазины, которые будут принимать на продажу книги казахстанских писателей. Проводить конкурсы через библиотеки, чтобы ребятишки сами выбрали понравившуюся книгу для издания по государственному заказу. Дать возможность детским писателям рекламировать свои книги не две-три минуты по телевизионным каналам, а как в России выделять до академического часа. Порой мне кажется, что кто-то ведет невидимую войну против детской литературы, хочет убедить наших граждан: что в Казахстане её попросту нет, и наша задача как детских писателей доказать своим творчеством, что это не так.

Нисса пришла к выводу, пора завершать певческую карьеру, но ни с кем не поделилась своими планами, постепенно стала отказываться от гастролей, устала жить вдали от родины, последний благотворительный концерт решила дать в родном городе. Певица заблаговременно попросила своего директора , оповестить департамент культуры о ее внезапных гастролях. Единственное, что она потребовала от департамента, после прибытия, предоставить ей машину, и никаких интервью. Никто не должен ее беспокоить. Она решила объехать по памяти город своего детства. Нисса отказалась и от сопровождающих, никто не должен видеть, что она едет в неблагополучный район. а директору Айдару предложила отоспаться в гостинице. Мужчина тревожился за ее безопасность, певица усмехнулась: я знаю точно, что обо мне забыли, и не догадываются о моем существовании.
Первым делом она поехала в рабочий поселок, где проживала семья, и прошло ее детство. Она не хотела, чтобы сопровождающие увидели дом-землянку, где она прожила до тринадцати лет. К ее огорчению, поселок сильно изменился и превратился в небольшой элитный городок, где не было ни землянки, ни роскошного дома богатой тетушки. Эти особняки выглядели дворцами на фоне ее дома, при постройке использовались новейшие строительные материалы иностранных компаний: красные крыши, пестрели, как тюльпаны в степи. Певица вглядывалась в лица жителей поселка, ни одного, родного, знакомого лица она так и не встретила.
Нисса шла по городу, за ней следовала машина, водитель недоумевал: зачем я ей нужен, если она решила пойти пешком, не обращая внимания на взгляды прохожих, она шла и просила прощения у матери, из глаз катились слезы, она надела черные очки и люди недоумевали, элегантно одетая женщина идет и всхлипывает, перед ее глазами возникали картинки прошлого. Детство она провела в бедной землянке, родовом гнезде дедушки и бабушки, рядом стоял роскошный особняк в два этажа, в нем жила сестра матери с дочерьми. Тетушка Бану к племяннице относилась доброжелательно, пока она и ее дочери не стали взрослеть. Белокожие, полноватые, светлоглазые двоюродные сестры, на фоне смуглой племянницы, смотрелись, как бледные поганки. Нисса была смуглой с большими черными, искрящими глазами, у нее был точеный профиль, шапка волнистых волос обрамляла это великолепие, чуть широковатый носик, делал очаровательным мордашку.
Женщина расплакалась от жалости к себе, и к матери. дедушка и бабушка вначале не признавали внучку, рожденную вне брака, а позже полюбили и даже баловали ее. После смерти их дом достался в наследство матери, тетушка любила выговаривать матери: пожалела тебя, не стала требовать наследство, могла бы продать дом, получить хоть какие –то леньги. Жибек в ответ обещала, что вернет ей в виде компенсации небольшую сумму, в ответ сестра ухмылялась: тебе бы себя прокормить. Мать умерла рано, ей было чуть больше сорока, прожив лучшие годы в бедности, никогда не носила она красивых нарядов и драгоценностей.
Если бы мать была жива, Нисса одела бы ее в красивые платья, возила бы с собой на гастроли. Жаль, что мать так и не дожила до светлых дней. У нее оказалась несчастная судьба. Она призналась Ниссе, что родила ее для себя, мужчина не смог на ней жениться, так как был женат. Дочь никогда не упрекала мать и очень жалела. Мать была красавицей, не то, что тетушка Бану. Иногда тетя признавалась, что Жибек была красивее, выбирала женихов, пока не «залетела» от женатого мужчины.
А я не выбирала женихов! – откровенничала она. Я вышла, кто предлжил и не ошиблась. А судьба красавиц всегда печальная, как бы ты не повторила ее. Жибек мягко останавливала сестру, но она не могла удержаться, чтобы не похвастаться своим мужем. Что удивляло Ниссу, Бану никогда не помогала сестре. Она считала ее своей должницей и абсолютно не интересовалась, как она живет? При ее достатке, она могла бы и одеть ее, и помочь с питанием. Иногда мать предлагала дочери:
-Сходи к Бану, может, накормит чем-то вкусным, или отдаст какую-нибудь вещь, которая не подошла дочерям. Нисса шла с неохотой, если была возможность, она не все съедала угощения, и несла их матери.
Тетушка Бану при сестре и племяннице, хвалилась какое будущее ждет ее дочерей. Она купила им пианино и мечтала, что одна из них будет знаменитой пианисткой, а вторая певицей, при этом она даже не интересовалась: а если музыкальный слух у детей. Она ждала настройщика, чтобы он настроил пианино.
Когда Нисса по настоянию матери пришла посмотреть инструмент, их встретили радостные девочки, они хвалились подарком.
Девочка с матерью впервые увидели музыкальный инструмент, а до этого только по телевизору. Пианино завораживало девочку, оно было золотисто-орехового цвета, полированное из настоящего дерева, на солнце оно светилось и казалось рыжеватым, особенно завораживали белоснежные клавиши, как будто обращались к ней: прикоснись к нам, мы поможем тебе сыграть красивую музыку. Нисса подошла близко к инструменту, хотела потрогать, тетушка выскочила и швырнула ее подальше от пианино.
Племянница заплакала, сестра стала собираться домой. Пришел настройщик, чтобы настроить пианино, Бану потребовала остаться, Жибек была зависима от сестры, поэтому осталась, мужчина огорчился, когда увидел, как девочку отшвырнули от инструмента.
- Подойдите сюда – обратился он к девочкам, - я проверю ваш слух. Сестренки одна за другой подбежали к настройщику, он нажимал на клавиши, называл ноту, и требовал повторить пропеть ноту, но ни одна из обеих сестер, не смогли ее вытянуть.
- Девочка, иди сюда, подозвал он Ниссу и нажал на клавишу, девочка вначале оцепенела, она не ожидала, что мужчина, решил проверить и ее слух, она убедившись, что от нее хотят, спела ноту. Тетушка позеленела, она сказала, что он неправильно проверяет, стала требовать настройщика сыграть песню. Он сыграл любимую «В лесу родилась елочка».
- Пойте – предложил он им, кроме Ниссы ни у кого не обнаружил слуха.
- Вот кто должен обучаться в музыкальной школе и играть на инструменте. – произнес мужчина, закончив настройку.
- Спасибо, что настроили, – вот ваши деньги, не вам решать кому играть, ваша обязанность настраивать и получать деньги – произнесла злобно Бану.
Мужчина, отдавая сдачу, обратился к Жибек: -
- Мамаша, а вы договоритесь с хозяйкой. Платите деньги за инструмент, отдавайте дочь в музыкальную школу – у вашей дочери абсолютный слух и редкий голос.
Бану, обратилась к дочерям:
«Видите, как получается, мы жалеем их, кормим, а они еще собрались играть на пианино». Девчонки угодливо захихикали вслед за матерью.
- Ты хоть знаешь, сколько оно стоит? Твоя нищая мать не сможет ни инструмент купить, ни оплатить обучение. – обратилась она к Ниссе. Ишь, нищенки, как возомнили о себе!
Жибек, смущаясь, с дрожью в голосе обратилась к сестре:
«Разреши Ниссе играть, я отдам тебе деньги, если надо будет - отработаю!»
- Этому никогда не бывать! – закричала сестра. Куда твоей дочери равняться на моих, я видать совсем тебя на голову посадила.
После этого Нисса отказалась ходить к тетушке. Бану особо не жаловала и свою сестру, она вызывала ее, когда ждала гостей и сестра обслуживала гостей, как официантка.
Все-таки Всевышний переиграл их судьбу. Летом Жибек отправилась работать в пионерский лагерь, там встретила Хасена, он забрал ее и дочь к себе в поселок под Алматой.
Когда отчим узнал, что Нисса отказалась общаться с тетей из-за пианино, он пообещал девочке, что обязательно подарит ей этот инструмент. Дядя Хасен был неплохим человеком, но когда напивался превращался в скотину. Он выгонял их из квартиры, и все равно у них была семья, отчим неплохо зарабатывал и любил наряжать своих женщин. Он возил их в магазины, заставлял выбирать наряды и радовался, что хоть чем-то осчастливил их. Теперь они были сытыми и одетыми. Девочке пришлось много пережить, постепенно отчим перестал пить, он продал дом и купил небольшой домик в старом районе Алматы. Девочка была счастлива, она поступила в музыкальное училище, на вокальное отделение. Накопленные деньги на пианино, дядя Хасен не потратил на инструмент, а забрал с собой, когда нашел молодую женщину, которая родила ему наследника.
Небольшой домик он оставил бывшей семье, и оказался порядочным человеком, не оставил их скитаться в чужом городе. Директор училища узнав, что талантливая студентка не имеет возможность купить инструмент, разрешал ей приходить пораньше играть. Позже они с матерью купили подержанное пианино.
С годами связь с отчимом прекратилась, он приезжал на похороны Жибек и уехал оставив ей небольшую сумму на поминки. Тетушка на похороны не приехала, лежала в больнице с грыжей, она выслала небольшую сумму на похороны сестры. АХ - вспомнила Нисса, при отъезде в Алматы, мать подарила старый родительский дом сестре, она продала его, а деньги не поделила.
Ниссе хотелось найти отчима. Помочь, если ему потребуется помощь. Времени искать у нее не было, она попросила директора, чтобы развесили побольше афиш, может их увидит отчим и ей удастся встретиться с ним.
Город детства встретил ее молчаливо, здесь она была чужой, по новостям передали, известная оперная певица, посетила родной город и решила дать благотворительный концерт, а деньги передать детскому дому.
Нисса не знала, что тетушка узнала о ее приезде и вовсю готовилась устроить той. Об этом сообщили ее директору, Айдар сказал родственнице, что племянница, не может встретиться с ней, но тетушку ничем не остановишь. Она решила пойти на концерт известной родственницы и показать всему городу, как у нее знаменитая родня.
С раннего утра ради племянницы, она поставила весь дом на «уши», ей сообщили, что родственница не может с ней встретиться. Ниссе безразлична была инициатива тетушки. Бану не знала, что администрация города, поселила ее в самую дорогую гостиницу и заказала там же ужин в ресторане. Когда тетушка Бану узнала, что племянница не хочет ее видеть разозлилась:
-Мерзавка, жрала и пила у меня, всю жизнь обвиняла меня, что не разрешила ей играть на пианино.
- Голь перекатная, оказалась злопамятной, если бы знала, что такой стервой вырастит, заставила бы Жибек оставить ее в роддоме. Я уверена была, что ее постигнет участь матери, выйти замуж за рабочего и всю жизнь носить обноски моих девчат.
Нисса следила за собой и выглядела моложавой, она впервые встретилась с публикой, которая не догадывалась о ее несчастном детстве, тем временем, тетушка с дочерьми давала интервью всем газетам и телевидению, только перед концертом племянница узнала она об этом и неприятно была удивлена.
Тетушка Бану, все делала, как ей хочется, она вышла на сцену, и племяннице ничего не оставалось делать, как принять ее объятья и поцелуи. За ней вышли дочери и зятья, они несли дорогие корзины с цветами, Бану умела любой ситуацией воспользоваться для своей пользы. Растроганная публика хлопала и вытирала слезы, слишком артистичной оказалась их встреча.
На фоне зала, полного аншлага, сияния хрустальных люстр, а также огромного оркестра, Нисса выглядела королевой. Родные узнали, что племянница объездила весь мир, везде ей рукоплескала публика, а она закючала все новые договора и почти не жила в Казахстане. Бану была потрясена, как несправедлив Всевышний. Это ее дочери должны были быть знаменитыми, им должны были хлопать во всех городах Европы, а не ей незаконнорожденной племяннице.
Эта маленькая хамка выглядит, как царица, а ее дочери толстые и некрасивые поблекли на фоне ее красоты и славы. Тетушка не смотря что поменяла восьмой десяток лет, выглядела хорошо.
Концерт закончился, огромное количество цветов, зал стоя аплодировал, Бану вытирала слезы от умиления или от злости.
Администрация города пригласила всю родню в ресторан, тетушка рассказывала со слезами на глазах, как любила сестру и племянницу.
- Жаль, что я не знала, что у нее абсолютный слух и заечательный голос. Я бы оплатила ее учебу в любой стране мира – утверждала она. И народ верил ей, потому что такие люди умеют лгать красиво и убедительно.

Одной из причин написать этот рассказ, стали участившиеся случаи, когда юные мамаши выбрасывают своих детей, на дорогах, в туалетах. Страшно, то, что девушки воспитываются в семьях, где выбросить или избавиться таким образом, им кто-то подсказывает, пугает криминальный талант не созревшей матери. Ведь на этом ее жизнь не заканчивается, какой она будет матерью, и что от нее ждать, если она не чувствует ни угрызения совести, не хочет нести ответственность. Причина в семье жестокое отношение родителей к детям. Удивляет, что сплетни соседей. вызывают такую реакцию. И менталитет. что скрывать в Казахстане родить в девках было позором и осталось Радует. что государство стало им помогать. Когда я родила пятого ребенка, четыре девушки-казашки. решили оставить детей в роддомах. Я и другие женщины вели беседы с молодыми мамами. Они было согласны забрать детей, только родители были против и кроме оскорбления в адрес детей, не слышала от матерей.


Лето вернётся

Неделю лил дождь. С утра до вечера небесный пулемет непрерывно извергал на землю пули свинцового цвета, они все попадали в цель: на дома, животных, растения и людей.
Жители небольшого аула прятались по домам. Грязь и слякоть раздражали, в домах было холодно, родители ссорились с детьми и друг с другом. Они топили печи и ругали лето — покинуло аул и не хочет возвращаться назад. Обычно в летнюю пору аульчане работают без выходных, в дождливые дни им пришлось отсиживаться дома, так как механизаторы не могли работать на поле.
С субботы на воскресенье небо очистилось, белоснежные кучерявые облака-барашки стадами паслись на голубом небе, вызывали умиротворение и радость. Люди хотели наверстать упущенное и до поздней ночи находились на улице, сидели на лавочках, лузгали семечки и присматривали за детьми, которые не хотели возвращаться домой.
Утром аул облетела весть: вернулась Айман — дочь Галии и Мурата — студентка одного из вузов Алматы, приехала рожать к родителям. Аульчане активно обсуждали новость. Некоторые злорадствовали, ведь родители девушки пренебрегли местными джигитами, которые приходили сватать Айман. Галия и ее муж отправляли сватов обратно, мотивируя тем, что дочь еще молодая, замуж ей рано.
— Поступила в институт, — делились они радостью, — стипендию получает.
— Молодец, не висит на шее камнем у родителей, — одобряли тогда аульчане.
— Дочь получит образование, удачно выйдет замуж, останется в городе и заберет нас туда, — мечтали родители, но их планам не удалось сбыться...
— Как не стыдно этой дряни возвращаться домой? Опозорила родителей, никого не стесняясь, приехала домой рожать! Каково родителям? Как пережить им такой позор? — рассуждали одни аульчане.
— Нам абсолютно не жаль Галию, сама виновата, носилась с дочерью, в ауле им достойного жениха не нашлось! — злорадствовали другие.
— Замуж не выходила, свадьбы не было, а муж у нее есть? — спрашивали третьи.
Айман училась в Алмате два года. Студентка, красавица, как из фильма «Кавказская пленница» — приезжала ненадолго в гости.
— Одежда дорогая, родители ничего для нее не жалеют. Недолго будет в девках ходить, городские парни окрутят. Джигиты табуном околачиваются вокруг ее дома, вечерами серенады поют под гитару, а она даже в окно не выглядывает! Брезгует, подавай ей городского, а наши не годятся в женихи, — сплетничали в её приезды соседи.
Айман раздражала девушек и женщин красотой, юношей — неприступностью, и вот приехала опозоренная.
— Кому она теперь нужна? — вопрошали аульчанки.
Вопрошать-то вопрошали, но каждая в душе тревожилась, что сына не испугает репутация красавицы — женится, приведёт в дом чужого ребёнка. Поэтому они внимательно следили за калиткой дома Айман, чтобы поиздеваться над Галией и ее дочерью, когда те покажутся, да и сыновей своих туда не допустить, если вдруг зайти надумают.
Прошла почти неделя. Женщины спрашивали продавщицу:
— Галия почему не приходит? Что продукты не покупает?
— Нет, — отвечала та, — даже за хлебом никто не приходит.
— От стыда из дому не выходит. Ничего, недолго осталось, скоро выйдет. Вот и спросим всем аулом: почему дочь плохо воспитала, все заморского прынца ждала на белом коне.
Обозленные соседи, наконец, дождались. Галия с младшим сыном вышла из дома. Жительницы дружно встали у дороги. Женщина шла, опустив голову, не поднимая глаз, отвечала на приветствия, останавливаться не хотела, чем раздражала аульчан. Она шла по березовой аллее, прижималась поближе к деревьям, чтобы не мозолить никому глаза.
У магазина ее окликнули несколько женщин:
— Поздравляем! Говорят, Айман вернулась, скоро пополнение у вас будет. А кто отец ребенка?
Галия готовилась к разговору, много раз прокручивала эти встречи. Отвечать собиралась, как велел муж: «Спасибо, ждем прибавления. Приехала одна — значит, мужа нет, что еще интересует? Не переживайте, ребенка в детдом не отдадим — это наши заботы».
Только соседи стали прокурорским тоном задавать другие вопросы:
— Почему плохо воспитала дочь? Пренебрегала местными женихами. Теперь растить будете нагулянного ребенка!
Галия сначала растерялась, она не ожидала такой жестокости. Потом женщину охватила злость:
— Чего в ряд выстроились? Меня ждете, посплетничать хочется? Что интересует? Айман? Радуйтесь, влюбилась в козла, обещал жениться. Бросил. Ребенка будем воспитывать, в обиду не дадим. Разве ваши дочери не ошибались? Они были «умнее» и хитрее, аборт делали, детей оставляли. Стоите гордые и довольные. Ваш позор остался в городе, в роддоме, а дочери вернулись, замуж вышли, стали образцовыми женами. Тоже наслышана про их приключения, только я, в отличие от вас, жалела ваших дочерей, и допрос не устраивала.
Пришла очередь растеряться аульчанам:
— Ты что, мы тоже жалеем твою дочь — первая красавица, отличница, жаль, может, позже жизнь сложится.
Галия развернулась, пошла домой. Сын еле поспевал за ней, у матери лились слезы ручьем. Родная дочь опозорила. Как жить дальше? Что делать? Не убивать же ее и ребенка.
Мужу успокоил:
— Поговорят-поговорят и перестанут, а там, глядишь, новый объект появится.
Галия подумала о муже: «Какой молодец, Мурату тяжелее, чем мне, дочь опозорила. А он достойно принял известие. Но чего стоило это достоинство!» Женщина вспомнила, как мужу стало плохо. Он с жалостью посмотрел на свою повзрослевшую дочь. А после, держась за сердце, начал опускаться на пол. Хорошо, что соседка — фельдшер прибежала, укол сделала.
Сказала потихоньку:
— Не тревожьте, потерять можете.
Галия знала, неудавшийся зять Данияр — сын декана. Обещал жениться, мать — доцент, с мужем работают в одном вузе. Не по душе интеллигенции оказалась их дочь, отец — механизатор, мать — доярка. Когда родители Данияра узнали, что Айман забеременела, пригласили девушку в деканат и предложили взять академический отпуск:
— Езжай домой, напиши заявление, остальное сами сделаем. Не верим, что ребенок от Данияра, ты здесь перед всеми крутила хвостом. Радуйся, что решили помочь.
Айман все рассказала родителям, ничего не утаила. И про Данияра, когда узнал, что она беременна, вначале обрадовался, а позже испугался. Остальное решили его родители. Конечно, Галия с мужем были расстроены, но решили: «Значит, судьба такая, ничего — выстоим».
Оказалось в ауле не так-то все просто. Сплетни до потолка. Как уберечь дочь, чтобы ничего плохого ни с собой, ни с ребенком не сделала?
Мурат, как и жена, не находил себе места, что может он сделать? «Как смотреть мужикам в глаза? Нет, не их дело, главное, чтобы дочь почувствовала поддержку. Жаль дочку, воспитывали, как цветок, радовались ее красоте. А каково бедной Айман? Ведь полюбила, не глупышка, чтобы на шею бросаться первому встречному, были чувства, обманул, теперь мы с матерью не знаем, как поступить».
Мурат хорошо помнил, как соседи избили беременную дочь, которую весь аул осуждал. Родителям покоя аульчане не давали, вот они и не выдержали, а утром нашли дочь в петле. Помнил, как кричала обезумевшая от горя соседка на похоронах:
— Пришли порадоваться на наше горе? Погубили дочь и внука! Смотрите: избили несчастную, из дому выгнали, боялись сплетен, теперь вам легче? Нет у нас ни дочери, ни внука. Это вы виноваты, не давали нам с женой пройти мимо, все интересовались: кто муж? Не было у нее мужа, нагуляла! Бедная Саулешка полюбила, поверила. Уходите!
Аульчане от стыда не знали, что сказать, плакали, просили прощение, только Саулешка не проснулась, всем аулом проводили покойницу.
Всеми уважаемая в ауле учительница Камилла Ахметовна не осталась в стороне, пристыдила жителей:
— Я в шоке, имея дочь, внучку, каждая из вас может оказаться на месте матери Сауле. Если бы девушка оставила ребенка в роддоме, и скрыла свой грех, вам стало бы легче, и девушка была бы для вас святой? Это вы виноваты! Вместе выросли в ауле, без сплетен дня прожить не можете. Полюбуйтесь, что сделали ваши злые языки! Сауле надо было поддержать, помочь добрым словом. Мы, учителя, знаем, что некоторые наши ученицы оставляют детей в роддомах, надо было не топтать чувства девушки, Сауле полюбила, решила оставить ребенка от любимого человека, и ушла вместе с ним. Этот малыш оказался заложником ваших сплетен. Мы все виноваты перед Сауле, мы, учителя, плохо учили вас. Девушка не побежала на аборт, решила родить. Ребенок не виноват, он должен был родиться, Всевышний сам бы позаботился о нем. Если с моей дочерью или с внучкой случится такое горе, я не буду ее судить. Любовь не судят. Только тот, кто не любил по-настоящему, осуждает ее. Настоящее чувство, как огонь, сжигает дотла, она сгорела в любви, не задумываясь, что любимый человек принес ей горе. Пусть земля будет ей пухом! Она не самоубийца! Мулла! Проводите девушку, как положено в дальнюю дорогу. Прочтите молитву. Она — жертва любви.
Это обрадовало жителей, до этого мулла отказывался читать молитву самоубийце и проводить в последний путь по мусульманским обычаям.
После похорон Сауле аульчане стали намного добрее, но их хватило ненадолго. Очередная жертва любви опять стала мишенью сплетниц. Мурат и в страшном сне не мог предположить, что это будет его дочь.
Он не зря вспомнил учительницу, которая никогда не оставалась в стороне и не могла пройти мимо чужой беды. Вскоре Камилла Ахметовна пришла к ним. Галия долго мялась, женщина понимала, что учительница пришла просить их не быть суровыми по отношению к дочери. Хотела поговорить с ними. Галия впустила учительницу, приготовила чай. Айман не хотела выходить, но бывшая классная руководительница вошла в комнату дочери, долго с ней беседовала и уговорила выйти. Камилла Ахметовна обняла ее, и тут Айман вдруг зарыдала. Родители испугались:
— Доченька, не надо так плакать, мы сами воспитаем, не убивайся так!
Они все вместе поплакали, и эти слёзы принесли облегчение, разрядив обстановку. А после классная руководительница рассказала им хорошую новость, одна из аульских девушек, родившая ребенка без мужа, осталась жить в столице, родственники помогли ее устроить в Дом мамы, где она занималась воспитанием малыша. Увидев красивую девушку, один мужчина влюбился и увез ее с ребенком в другой город. Судьба проявила благосклонность. Камилла Ахметовна добавила, обращаясь к Айман:
— И у тебя всё образуется, вот увидишь. Жизнь, как природа: после непогоды, слякоти и дождей обязательно вернётся лето.




Мне, стыдно перед Богом, за нас, за всех,
За то, что на планете все реже слышен смех,
За то, что не прекращается, идет, кругом война,
За то, что гибнут дети, отцы и сыновья,
Обидно за родителей, за взрослых сыновей,
Им больше не вернуться в объятья матерей,
Давно мы перестали все верить в чудеса
Все чаще катаклизмы, шлют, сверху небеса,
Мне стыдно перед Богом, за нас, простых людей,
За алчность и коррупцию чиновников, вождей,
За торговлю, в ХХ1 веке, людьми, детьми...
Мы просто сумасшедшие, до этого дошли. ..
За города задыхающиеся, за смрад и смог
За то, что агрессивным становится народ
Пора просить прощения, встать вместе на колени,
Лишь только так спасем, мы наше поколение.

Маленькое чудо

Бабушка Асем из окна наблюдала за соседями, все они возвращались из магазина загруженные сумками — готовились встретить Новый год. Больше пятнадцати лет назад умер её муж Сапар. Взрослые дети один за другим переехали в новую столицу, приглашают мать в гости, но не любит она ездить к ним.
После смерти отца дочь Динара забрала мать к себе жить, Алпамыс — зять, оказался грубияном. Он обижал жену, бил детей, Асем несколько раз защищала дочь, мягко стыдила его, старалась не обидеть, но зять все равно возненавидел тещу. Может, из-за того, что она узнала его сущность, однажды сказала: «Не тот ты человек, за которого выдавал себя раньше.
Казбек — младший сын, работал директором в большой иностранной фирме, имел хоромы, забрал мать к себе, а сноха ее выжила. Она так и сказала ей: «Мой муж ненавидит мою мать, почему я должна ухаживать и любить вас?»
Старший сын Саят, оказался подкаблучником, его жена быстро вытурила свекровку, придумала сплетню, а сын и спрашивать не стал: кто виноват?
Бабушка Асем была добрым человеком, может, оттого, что прожила счастливую жизнь: ни с кем не ссорилась, всем помогала, после смерти мужа могла присмотреть и за соседскими детьми. Соседи благодарили ее, на праздники поздравляли, приглашали в гости, а позже, когда дети выросли, у них отпала необходимость общаться со старухой.
Взрослые дети тоже стареют, они не хотят из-за матери ссориться с женами, не хотят проблем, с годами мать стала им в тягость. «Молодец, — говорит она себе, — что не разрешила детям продать квартиру». После мытарств по квартирам детей — ей было куда вернуться. Асем чувствует, что взрослым детям стыдно перед друзьями, знакомыми: не прижилась мать. Они все реже звонят — им так спокойнее, она не мельтешит перед глазами. Дети разом вздохнули, когда мать захотела вернуться домой. Ее квартиру они сдавали квартирантам, а оплату зачисляла на свой счет. Детям она говорила: «Деньги принадлежат вам, оставлю завещание».
Хитрые внуки опекали бабушку, хотели «расколоть», но она им тоже не верила. Муж никогда не предавал ее, она была за ним, как за каменной стеной. После празднования Нового года дети и внуки дружно поздравляют ее, и каждый укоряет: «Мама, сама виновата, не хочешь жить с нами». А ей слышится: «И долго ты еще будешь жить? Квартира нужна внукам». Теперь и соседи не приглашают ее к себе, извиняются: семейный праздник. После звона курантов они пьют шампанское, поздравляют друг друга, дарят подарки, выходят на улицу, взрывают петарды. Из окна седьмого этажа она смотрит на соседей, немного завидует им, и успокаивает себя: все у неё было по-людски, муж, дети — семья. В двенадцать часов она открывает сок, поздравляет себя такими словами: «Вот дожила до Нового года, сколько еще осталось мне?» Вспоминает мужа и плачет — не думала она, что доживет до такой старости.
Бабушка Асем вспоминает, какую хорошую жизнь прожила с мужем. Он был уважаемым человеком, при должностях. Взрослые дети гордились отцом, уважали, а как отец вышел на пенсию, перестали с ним общаться. Они стали жаловаться матери: отец много болтает, не дает поговорить с друзьями, везде лезет со своими советами. Мать предложила им: «Тогда не приглашайте нас в гости». Они перестали отца с матерью приглашать, муж понимал и говорил: «Когда я умру — ты тоже не нужна будешь им». Отец всех детей выучил, дал образование, помог трудоустроиться, помогал покупать квартиры, взрослые дети слова поперек не говорили, а как на пенсию вышел — не нужен стал.
Муж переживал, от переживаний и умер, тяжело было ему, публичному человеку, не мог простить предательство детей. Асем успокаивала мужа, просила не переживать, вдвоем стареть легче. С годами заметила: мир меняется — дети неблагодарными, жестокими становятся. Они с мужем все для них делали, свадьбы им справили, внуков нянчили — все забыли. С годами она даже перестала их упрекать. При муже упрекала, а как умер, как будто умерла вместе с ним. Не видит она в глазах детей любви. Муж молодцом был, работал в финансовой системе, перед смертью попросил: «Дай слово, что не будешь доверять детям и внукам, сколько денег на счету не говори, пока деньги, квартира на тебе — ты им нужна, как перепишешь — вышвырнут».
Асем захотелось выйти на улицу, пока собиралась, соседи по квартирам разбежались, она решила возле дома постоять. Бабушка стояла, мимо проходили люди, поздравляли ее совсем незнакомые прохожие. Она стояла одна, из глаз катились слезы: она никому не нужна — пора к мужу. Где-то гремели петарды, на небе взрывались фейерверки, ничто не радовало ее. А слезы катились и катились, она захлебывалась ими, впервые она одна стояла на улице поздней ночью. И вдруг почувствовала, что кто-то ее обнимает, стало так хорошо, она даже не спросила: кто ты? Нежный, ласковый голос спросил: «Что ты хочешь? Эта ночь исполнения желаний». Она прошептала: «Хочу здоровья или легкую смерть».
Бабушка Асем вернулась домой окоченевшая, легла спать. Утром она проснулась, легко вскочила и удивилась. Откуда-то появилась радость, энергичность — ничего у нее не болело, в последнее время это было редкостью. Асем подошла к зеркалу, оттуда на нее смотрела помолодевшая женщина. Она стыдливо спросила: «За что все это мне?» И голос прошептал: «За доброту твою».


© Copyright: Дария Джумагельдинова 2, 2012

Смотреть видео стихотворения автора Джумагельдинова Дария
Слизняк

Мать предостерегала взрослых сыновей: «Не торопитесь жениться, трудно найти жену-спутницу. Ищите долго. Настоящая жена, как алмаз без огранки, постепенно пройдя с вами все тяготы и невзгоды жизни, засверкает и превратится в бриллиант.
Когда женитесь, не торопитесь исповедоваться перед женой, она не Бог. Наблюдайте за ней, и убедитесь, достойна ли она вас? И стоит ли впускать ее в свой мир, делиться самым сокровенным, рассказывать про свои взлеты и падения. Подумайте, как бы не упасть в ее глазах, и вместо сочувствия не обречь себя на вечное презрение. Что ненавидят женщины в мужчинах? Слабость, трусость, безалаберность. Женщины — в основном хищницы, слабинку чувствуют за версту. Умные и глупышки, красивые и некрасивые, жизнерадостные и серьезные, деловые женщины и домохозяйки сходны в одном: отдают всегда предпочтение сильным, гордым мужчинам-добытчикам.
Жену всегда можно найти, а мать у мужчины одна. Ближе, родней не будет у вас женщины. Мать никогда не предаст: поймет и не осудит. Если вы умны, то должны это запомнить!»
Омару в последнее время все чаще вспоминались слова матери. Он понимал, что зря не послушался родителей, женился на Галие, которую плохо знал. Женился из жалости, не подозревая, что она не оценит его поступок. Жена оказалась хитрой, расчетливой и быстро прибрала его к рукам. Галие не нравилась его родня, и Омар, не понимая, почему идет на поводу у жены, все реже появлялся в отчем доме. Мужчина попытался вспомнить, когда последний раз навещал родителей — оказалось, давно. Он решил пораньше уйти с работы — соскучился по старой квартире и домашнему уюту. Нужно захватить с собой сына, родители давно не виделись с внуком.
Омар не мог понять, что происходит с ним в последнее время? Сны снились тревожные, неприятное, гнетущее чувство не покидало, будто змея заползла к нему в душу, он все чаще чувствовал холодное, обвивающее его туловище. День выдался под стать настроению — пасмурный. Омар никого не хотел видеть, и даже доклад, который принесли ему, не стал ни читать, ни просматривать. Мужчина несколько дней гнал от себя мысли, что не хочется ему возвращаться домой, к жене. Омар понимал, личная жизнь не удалась, но не понимал почему. Галия была счастлива, когда предложил выйти за него замуж. Жена оказалась неплохой хозяйкой, укладывалась в семейный бюджет, но что-то отталкивающее было в ее облике. Из пяти совместно прожитых лет, последние два года у них окончательно испортились отношения. Он все больше открывал в жене нехороших качеств: озлобленность, корысть, хитрость, любовь к пересудам, сплетням. Омар чувствовал себя большим, обиженным ребенком, которого зло обманули и предали.
Мужчина вернулся домой, услышав музыку, незаметно вошел и тихонько прикрыл дверь. Он хотел сделать сюрприз жене и ее гостям. В зале слышался смех и громкие разговоры, ни жена, ни гости не заметили, что кто-то вошел в квартиру. Впервые за совместно прожитые годы Омар решил подслушать, о чем жена разговаривает с родственниками, и был ошарашен ее циничными высказываниями.
Галия учила младшую сестру, которая год назад вышла замуж, как обращаться с мужем. Услышанное так поразило мужчину, что он решил выслушать до конца. В голове не укладывалась омерзительность происходящего события. Галия хвалилась перед родственниками, как охомутала его. Конечно, Омар после свадьбы понял, она не была беременной, когда выходила за него замуж. Он простил ее лукавство, Галия призналась, что сильно была влюблена в него, поэтому обманула, а, как выяснилось, просто хотела заполучить в мужья. Омара поразило, с какой ненавистью она рассказывала о его родственниках.
«Наконец, удалось мне Омара рассорить с матерью», — говорила жена, цинично смеялась и делилась с сестрой секретами семейной жизни, как выведывала у мужа семейные тайны родителей, чтобы потом использовать против свекрови.
— Я видела, что он завидует старшему брату, — рассказывала жена. — Максат намного красивее, умнее и выше Омара. Вот если бы ещё не женился на той дуре!
Из рассказа выяснилось, Галия была влюблена в Максата. И возводила преграды, чтобы его свадьба не состоялась. Она возненавидела его молодую, красивую и, по её словам, глупую жену. Оказалось, Галия использовала младшую сноху, чтобы посеять вражду между братьями. В зале сидевшие родственники, восхищались ею, а Галия распалялась и продолжала хвалиться своими кознями:
— Они все в моих руках! Я знаю кое-какие секреты мужа, с которыми он поделился со мной. Омар под моим колпаком! Пусть только вякнет — уничтожу! — продолжала перечислять жена свои достижения. — Квартира достанется мне, чем не умница ваша дочь? Я как-то напомнила этому лоху, что к старшему брату в семье относились всегда лучше. Он испуганно спросил меня: откуда ты это знаешь? Я ответила: ты сам во всем сознался, когда был пьяным. Максата отец всегда любил больше, а тебя меньше. Знаешь, почему? Потому, что ты похож на родню матери.
Омар вспомнил тот день, у него остался неприятный осадок от общения с женой. Он даже спросил: «А что я тебе ещё рассказал?» Галлия тогда многозначительно, посмотрела него и произнесла: «А остальное… использую, если ты захочешь уйти от меня к другой женщине…»
Омар до конца выслушал излияния жены и будто попал в детство, когда нечаянно наступал на что-то грязное, липкое и пачкал свою одежду, только в этот раз он оказался в таком дерьме, которое и вода не сможет смыть. Мужчина вернулся в кабинет, в ушах стоял смех родственников и исповедь жены.
— Вот что меня так угнетало все эти дни. Дурак, так тебе и надо! — произнес он вслух.
Он помнил, как хотел угодить жене, когда она с пристрастием расспрашивала его об отношениях родителей. Омар признался, что одно время мать с отцом чуть не развелись, отец увлекся аспиранткой. Лицо Галии озарила лисья улыбка, наверняка позлорадствовала, а он тогда не понял. Мать была беременна, и отец остался в семье. Брат рассказывал, как мать валялась у ног отца и просила не бросать семью. Отец погуливал, а мать молчала. Отношения родителей были напряженными, однажды в гневе отец избил мать. Максату было девять лет, а Омару четыре года, утром отец испугался, попросил прощения и больше никогда не обижал ее. Когда они повзрослели, задали вопрос матери: почему ты дала себя избить и не развелась с ним? Она призналась: ради вас.
Что скрывать, к старшему сыну отец относился лучше, чем к младшему, Максат пошел по стопам отца, стал работать в научно-исследовательском институте, рано защитил докторскую диссертацию, женился на юной, красивой студентке. Зира была из хорошей семьи, прекрасно воспитанной девушкой. Каждый раз Галия возмущалась, что Максат слишком балует жену, а Омару не мешало бы у брата поучиться.
С рождением ребенка Галия стала заносчивой, крикливой и неуравновешенной. Омар успокаивал себя, что после рождения ребенка, некоторые женщины становятся ранимыми, быстро возбуждаются и называется это послеродовым неврозом, со временем здоровье женщины восстанавливается. Но только не у Галии!
Омар решил вернуться и продолжить наблюдение. Он видел всё словно со стороны, другими глазами. В квартире стояла дорогая мебель из натурального дерева, красивая посуда, итальянские шторы, сшитые на заказ в Италии, вызывавшие восхищение и зависть многочисленных подруг жены. Она была полновластной хозяйкой этой пятикомнатной квартиры и с ненавистью рассказывала, как тяжело ей живется со слизняком мужем.
Галия с годами похорошела, ухаживала за собой, ребенка оставляла у своих родителей посещала фитнес-центр и выглядела стройной и подтянутой. Она никогда не была красавицей, круглолицая, с большими чуть выпуклыми глазами, с ухоженной кожей — просто приятной, мужчины были безразличны по отношению к ней, и это радовало Омара. У него не было ни времени, ни желания ревновать ее. Омар винил себя за деликатность, которую проявил к ней и считал, что она его карма.
Мужчина познакомился с Галией в библиотеке, где она трудилась. Омар иногда ходил в библиотеку, осталась привычка с детства. Фамилия их была известной, отец-профессор работал в солидном вузе, иногда мелькал по телевизионным каналам. В тот день, увидев звучную фамилию читателя, Галлия, как понял Омар из её признания родне, решила, что Всевышний дал ей шанс. Галия неоднократно подходила к нему, предлагала новинки. Так они познакомились, Омару понравилась аккуратная, толковая библиотекарь, Галия похвасталась, что владеет английским языком, была волонтером в нескольких странах.
Все произошло быстро, однажды Омар был приглашен в семью Галии, родители девушки внезапно уехали, а он остался у них ночевать. Девушка оказалась девственницей. Омар неожиданно задумался, а стоит ли на ней жениться, раз она так легко доступна. Стал избегать ее. Галия караулила его, бегала за ним по пятам, не выдержав, он грубо спросил, что ей надо? Она, рыдая, призналась, что беременна. Омар пожалел Галлию. Это сейчас он понимал, что попался на крючок. Родители Омара были против, они мечтали о браке сына с единственной дочерью друзей. Но он заартачился: что я сам не смогу найти жену? Чем больше, он узнавал Галию, тем больше жалел, что зря не послушался советов родителей. Они были мудрыми и не желали ему зла. Поезд ушел, свадьба состоялась. После того, как женился брат, Омар стал замечать, что комфортнее чувствует себя в гостях у Максата, чем дома. Юная жена брата Зира, стараясь угодить мужу, научилась отлично готовить, в их квартире было уютно. Не было той гнетущей атмосферы, которая царила у них. Галия любила осуждать приятелей и друзей, язык у нее был злой и острый, в такие минуты она становилась веселой, Омар останавливал ее и уходил в кабинет. Жена на фоне утонченной Зиры проигрывала во всем. Однажды Омар пришел к жене на работу, он впервые встретился с заведующей библиотекой. Заведующая спросила: «Как вы решили жениться на Галие? Ведь она не пара вам! Вы так плохо ее знаете, а я ничем обрадовать не могу, даже дать ей хорошую характеристику».
«Глупец, — подумал Омар, — надо было спросить подробней, узнать про нее у других. Может, сразу не женился бы». Родители были против этого брака, особенно возмущалась мать. «Как, не зная ни семью, ни родственников ты решился жениться на абсолютно незнакомой девушке?»
Галия неоднократно ругалась с ней. А однажды набросилась на свекровь. После рождения сына, Галия решилась на дочь. Омар строго предупредил ее:
— Не время, и не советую без меня решать этот вопрос!
Галия от обиды рыдала, а он все больше чувствовал себя пассажиром на вокзале, сидящим на чемоданах. Брак с этой женщиной оказался неудачным. В ушах стоял ее счастливый смех: «Я его все время дурю, а он, как теленок, верит и шагает рядом». Галия оказалась циничней, чем он думал, она подставляла его мать, рассказывая всякие ненужные сплетни, утверждала, что слышала, как отец называл слюнтяем его. Омар ни разу не спросил отца: правда ли это? Жена знала все его слабые стороны, использовала его признания в корыстных целях. Он верил ей, не подозревая, что жена ведет двойную игру. Иногда Галия задавала некорректные вопросы, Омар отмахивался, а она не отставала, пока не получала нужного ответа.
Мужчина отошёл к окну, на жену он не хотел смотреть, и не хотел признаваться, что слышал ее разговоры. Галия проводила гостей. Радостная и счастливая она удивилась, увидев мужа в квартире. Галия не спросила, когда он вернулся, вела себя так, как будто не выливала ведро грязи на мужа и его родню.
Омар утвердился в решении съездить к своим родителям, нужно посоветоваться с матерью, как избавиться от этой женщины. Он понимал, это будет непросто. Мужчина перебирал в памяти, что же он сделал противозаконного, думал, что знает Галия? Галия предупредила его, в случае развода она найдет рычаги. Ему было не по себе, он был ошарашен и оглушен. Мать не зря предостерегала сыновей: когда женитесь, не торопитесь исповедоваться перед женой. Она не Бог. Омар сел в машину и поехал к родителям. Жен может быть много, а мать одна. Как правы родители, какими глупыми оказываются их взрослые дети. Развод и только развод поставит точку в его отношениях с Галией. Приняв решение, мужчина облегчённо вздохнул. И тут он вспомнил о сыне.

Глава третья
Ранним утром Жазира и Ержан отправились домой, жена прятала от мужа заплаканное лицо. В машине было непривычно тихо, муж понимал, что поступил жестоко, но на это у него были серьезные причины.
Мужчина остановил машину.

Смотри, заяц – видать спрятался в траве, а косари нечаянно убили его, бедный малыш. Хорошо, что детей нет с нами, они расстроились бы. Давай похороним, у меня есть лопата. Он выкопал яму и закопал тушку зверя. Жазира расплакалась:
- Мне так плохо! Как дети будут без нас жить в этой дыре? Это бесчеловечно! Все - прощала тебе, но в этот раз ты зашел слишком далеко! Я так боюсь за Айшу, череда суицидов среди подростков пугает меня, ты уверен, что поступил правильно?
- Почему ты называешь дырой, отгонный участок, где живут бабушка и дедушка? Ты прекрасно знаешь, что я родился в городе, а жил у них в этой дыре, пока родители не увезли меня в столицу, чтобы отдать в школу.
Я горжусь, что жил в ауле, многому научился, полюбил природу и не чувствую себя ущемленным. Я многого добился, не от того, что родился в столице, а то, что прошел школу жизни в ауле, научился драться с детьми, много раз был избит, родителей рядом не было, заступиться некому, научился постоять за себя. Когда приехал в Англию на учебу, понимал, что представляю свою страну. Знания, полученные в институте, не пригодились. Произношение у меня было ужасным, ночами пришлось изучать английский, начал с азов, давался он мне трудно, позже полюбил язык, культуру, стал читать Байрона, Шекспира в оригинале, без уважения к культуре чужой язык не осилишь.
Мои дети должны хоть немного пожить в ауле, научиться любить свой родной язык, знать культуру своего народа и пожить в его бытовых условиях, тогда с дочери спадет спесь. Она с уважением будет относиться к сельским жителям, и у нее не будет пренебрежения к простым одноклассникам.
Миллионы детей живут в аулах, когда у них появляется возможность уехать, чтобы получить образование, они ищут возможность остаться в городе. Сотовый телефон Айши, я оставил близким, если будет совсем плохо - заберем их. Я ведь обманул детей, сказал, что сотовая связь там не работает. Лгать нехорошо, но я вынужден был, обстоятельства, так сложились.
Галию – одноклассницу нашей дочери, вытащили из петли, следователю она рассказала, что над ней издевались учащиеся, в том числе и наша дочь.
Жазира расстроилась: какой позор, что наша дочь оказалась среди преступниц! Айшу из этой компании убирать надо, никогда мне не нравились ее новые подруги, избалованные девочки до добра не доведут.
Ержан признался:

- Хорошо, что все так закончилось, девушка жива, если бы погибла, всем нам пришлось туго - позор для семьи, общественное мнение, прощай карьера.
На прошлой неделе на совещании, директор департамента внутренних дел полиции доложил, что с каждым годом все больше растет преступность среди подростков-детей.
Жазира вздохнула:

- Бедные детишки, как у них поднимается рука, убить себя? Неужели нет выбора? Ержан – почему ребята легко идут на самоубийство?

- Почему ты решила, что они легко и под музыку это делают? Скорее всего, безвыходность положения, тупиковая ситуация. Сделать это может далеко не каждый взрослый, а дети выбирают суицид. Откуда мне знать? Может у ребенка веские причины, которые мы никогда не узнаем. В школе нет психологов и учителя не те, как раньше.
Жаль, что с возрастом ребенок отдаляется от родителей, мать с отцом сетуют на подростковый возраст, нигилизм. И не ищут подхода к нему. Подросток остается один на один со своим горем: не с кем поговорить, посоветоваться, попросить помощь, жаль, что решает эмоциями, не ценит он свою жизнь. Очень тяжело и страшно, что эти дети уходят разочарованными. Виновато общество, не смогло помочь, иногда так мало надо этому ребенку, приласкать помочь разобраться, для кого-то – мелочь, но для него это важно.

Мне до боли жаль этих детей, я выступал на совещании, меня поддержали, что нужно создать новые подразделения, которые, как SOS должны оперативно работать с ребенком.
В школе: загруженная учебная программа, педагогам некогда заниматься с детьми, очень много бумаг. В крупных школах должно быть не меньше двух психологов. Надо научиться работать с проблемными детьми, для этого классный руководитель должна быть ближе и знать о детях больше, чем другие.
Нынешняя молодежь, совершенно другая. Они больше подвержены суициду, много знают о своих правах. В Европе родители боятся своих детей, они подают в суд на своих родителей, лишают их родительских прав, где-то и у нас был аналогичный случай ребенок подал в суд на родителя, избившего его.
Детишки свободны в своем выборе, не слушают родителей, у них свои: сленгы, тусовки, ночные клубы, легкие и тяжелые наркотики, синтетические таблетки, которые очень опасны для будущего поколения.
Ты говоришь о наших детей, а есть дети, которые не доедают, им негде жить, нет крыши над головой, у родителей работы. Эти дети не маются дурью, как избалованные сытые гусыни – одноклассницы Айшы. Жаль, что им приходится выживать в этом жестоком мире, где роскошь и богатства, играют решающую роль. Многие родители не догадываются, чем занимаются их дети, и мы были уверены, что наша дочь - скромница, умница, отличница. Оказывается, не досмотрели, она стала частичкой жестокого мира, где подростки хотят показать свою независимость. Что скрывать пока родители вынуждены работать на двух трех работах, дети предоставлены себе. Их больше воспитывают: окружение, телевидение, просторы интернета.

Если погулять по его просторам, чего только не увидишь: как продать подороже девственность, или почку, как изготовить наркотик, как стать элитной проституткой, уехать в другую страну, чтобы заработать деньги, очень много ненужных советов, жаль, что никогда я не интересовался, где гуляет наша дочь этой паутине, чем интересуется .
Даже представить себе невозможно, что читают дети, что смотрят, в каких форумах участвуют. Начальник полиции рассказывал, что некоторые дети просят друзей снять суицид на телефон, это говорит о том, что ребенок глупый, не понимает, что делает, для него это игра, для родителей – горе. Что скрывать почти каждая семья, где есть подростки, боятся этого.
А некоторые умные дети, своими мозгами зарабатывают деньги, участвуют в конкурсах, выигрывают гранты, делают курсовые, дипломные, помогают родителям, этим детям некогда заниматься глупостями.

Когда мы учились в школе, нас наказывали родители, Мой отец даже бил меня, с первого класса я был самостоятельным. Когда появились сестренки, помогал растить их, утром заплетал им косички, водил и забирал из детского сада, иногда жарил им яичницу, подогревал пищу, у нас в голове не было мысли покончить с собой, мы росли целеустремленными, очень много читали, именно: умную, хорошую, познавательную литературу. В университете допоздна занимались в библиотеке, а у этих оболтусов такие возможности: можно скачать любую книгу, столько материала пиши – не хочу, защищай диссертацию. По-хорошему я завидую им, а они не хотят напрягать мозги.
Я думаю для суицида много причин. Одни хотят просто напугать родителей, была передача, где рассказывали, что не все рассчитывают на смертный исход, шантажируют родителей. Другая страшнее – интернет, компании глупых подростков, которые вместе собираются совершить суицид, готовятся, у некоторых генетическая предрасположенность: иногда: несчастная любовь. А также насмешки одноклассников, сытых, невоспитанных, которые живут в хороших условиях, бравируют родственными связями, не заработав ни копейки, кичатся положением родителей.
Некоторых ребят унижает положение семьи, неплатежеспособность родителей, набравших кредиты, безработица, что скрывать есть семьи, которые живут на дачах, еще страшнее, в гаражах.
Мне жаль, молодежь, насмотревшись фильмов, они хотят стать крутыми, богатыми, их не смущает, что баснословное богатство можно заработать преступным путем: нелегальным бизнесом, или коррупцией, страшно становится за будущее поколение.

Страшно, что и наша семья могла опозориться, нашей изнеженной принцессе придется пожить в ауле. – Ержан обнял жену, теперь ты поняла ситуацию? Что скрывать, она влипла в некрасивую историю. Вроде со всеми нормально общались, я был доволен воспитанием наших детей. Откуда гонор? Амбиции? Чванство?
От одноклассниц! Костяк две – дочери известных бизнесменов, три девочки из семьи высокопоставленных чиновников, возомнили себя элитой. Маржан – дочь бизнесмена, с криминалом прошлым, верховодит одноклассницами давно.
Я даже не знаю, как уберечь детей от этого.

У Галии отец тоже был бизнесменом, разорился, говорят: помогли, ты же знаешь, без крыши, не дадут существовать, а он делиться не хотел, сидит в тюрьме, все имущество его распродали, все за бесценок скупили, долги в основном покрыли. Остался небольшой долг за квартиру в которой они проживают, мать не в состоянии была оплачивать, честно говоря- небольшой кредит, около миллиона тенге. Серик отец Маржан - понятливый оказался - оплатил, это его дочка организовала травлю Галии. Мать одной из одноклассниц работает в банке, она поделилась с дочерью, а та рассказала подругам, вместо сочувствия, одноклассницы, объявили травлю, издевались над девочкой. Теперь мать этой девочки потеряет работу, отца семейства уволили год назад за взятку. Вот - подружки нашей дочери, с ними ей приходится с ними дружить, чтобы они признали ее, пляшет под их дудку.

Почему так разнузданы дети, какое дело им, до Галии? Голова пустая - вот и стали они допрашивать ее: почему мать кредит не выплачивает, девочка перестала ходить в школу, учителям надо было бить тревогу, она долго скрывала от матери, пошла на суицид. Мать девочки с трудом перебивается, а одноклассницы смеются над ней: у нее дешевый телефон, плохо одета. Спасибо директору она собрала нас, заставила выслушать горькую правду, надо спасать детей.
А что с Галией? – спросила Жазира.
Девочке нужна материальная и моральная помощь главное девочка счастлива, квартиру отбирать у них не будут. А мать вроде замуж собралась за какого-то чиновника.
Ержан произошло столько событий, почему все это время ты скрывал от меня? – спросила Жазира.
Ты беременна, вдруг выкидыш случится, вот и взял все в свои руки, контролирую ситуацию. А дурь из головы дочурки выбить надо, мне намекнули, что ожидается повышение, возможно, вице-министром назначат. Только боюсь соглашаться, неизвестно, что еще выкинет Айша с подружками.

Жазира, мы виноваты, что дочь плохо воспитали, мы упустили момент, когда дочь стала меняться, постепенно превратилась в циничную и жестокую дрянь.
В старой школе на нее не жаловались. А тут ведет себя, как принцесса, учителям заявляет, что не успевает сделать уроки. Мол, у нее балет, английский, другие предметы ее не интересуют. Очень высокомерная, я наблюдал за ней, когда забирал из школы, был разочарован. Я не узнаю Айшу. Обратил внимание, как с водителем она заносчиво разговаривала, верю, что бабушка выбьет из нее дурь, сделает человечнее и добрее. Бежать из отгонного участка ей некуда - смирится, а ты Жазира не расстраивайся, скоро, появится малыш, и Айша будет загружена, дурью маяться перестанет. Кстати, ты в курсе, дочь стала хуже учиться, ей подавай наряды, каждый месяц, готова менять сотки.
Давай серьезно займемся этой проблемой, чтобы не было поздно, придумаем стратегию, как дальше воспитывать ее.
Женщина молчала и не знала, как сказать мужу, что после перехода в новую школу дочь стала меняться не в лучшую сторону. Тогда надо было сказать мужу, а она упустила момент. Однажды при матери она воскликнула: «Если бы мне дали возможность, аульских детишек не стала пускать на праздничные мероприятия». Мать отругала ее, при подружках Айша заявила, что сельские жители дурно пахнут: навозом и баранами. Жазира одернула дочь, а одноклассница Макпал, стала говорить странные вещи, что школа должна избавляться от аульских детей, они тупые и никак не могут выучить английский. Ержан с горечью признался, он тоже замечал, за дочерью недружелюбное отношение к сельским жителям. Алькен – водитель Ержана как-то пожаловался, что стоимость квартир растет в столице, и он никак не может встать на очередь, на арендное жилье. Айша влезла в беседу взрослых и произнесла: «Чего все прёте в Астану, она не резиновая, живите в ауле, если не можете заработать денег!» Тогда – признался Ержан – я сдержался, чуть из машины ее не выкинул.

Муж с горечью признался, он и раньше замечал у детей высокопоставленных начальников пренебрежение к людям. Пока поднимался по служебной лестнице, он сам неоднократно был унижен ими. Я понимаю, что родители не всегда виновны, они детей этому не учат, время такое. Слишком их привозят и увозят на машинах, некоторых на дорогих иномарках, они – ноль, но с них так и прёт высокомерие. Из-за проделок детей, то аварии совершат, то в смертельной драке участвуют, страдают родители, лишаются должностей. Что скрывать давно общество разделилось на бедных и богатых. Не секрет, что плохое, ребятишки впитывают, как губка. Айшу мы отдали в простую школу, она училась со всеми на равных и была круглой отличницей. Как только перешла в элитную школу дочь изменилась, стала грубить и мне. Это жены твоих друзей, постоянно не давали покоя: почему ваша дочь ходит в обычную школу?
Я уверен, надо менять школу, избавляться от этих одноклассниц, дочь теперь поймет, она не догадывалась, почему сослана в ссылку, как она назвала эту поездку.

Ссылка
Айша лежала на кровати и не хотела вставать. Молодцы предки! устроили мне каникулы. В эти минуты она ненавидела отца и мать. Выбросили, как щенков, оставили в ауле. Бабушку по отцовской линии она знала плохо, виделась только один раз, бабушка на вид была суровой, не сюсюкалась с детьми и отец ее вроде до сих пор побаивается. Надо подумать, как с ней строить отношения? Попробую, не вставать, валяться, может, почувствует, что я не питаю к ней особых чувств. Как-никак она аульская, скорее всего сама не знает, как с нами разговаривать, уж, уважать она должна своих внуков! Отец - единственный из семьи выбился в люди. Что за проклятое место, даже аулом не назовешь, стоят пять кривых домиков, вокруг необъятная степь, телевизор только работает.
Айша слышала, как уезжают родители, до последнего она ждала, что мать сможет убедить отца, не оставлять детей. Иногда про себя Айша мать называла курицей, клушей. Она удивлялась, что мать всегда соглашается с доводами отца и вот в этот раз, она покорно оставила детей в этом вонючем ауле.
Девушка решила испытать бабушку, делала вид, что спит, анализировала поведение родителей и понимала, что они знают о Галии. Эта глупышка хотела на себя наложить руки - накладывай, зачем следователю жаловалась, рассказала об отношениях с одноклассницами.
В ауле детей встретили с радостью, Айша фыркала, она была разочарована и поэтому всю свою злость направила на братишку, издевалась, унижала, оскорбляла ребенка.
Даже программы нет, сотку отец забрал. Конечно, она догадалась, отчего отец разозлился: эта клуша Галия, хотела повеситься - туда ей дорога. Спасли. С ними уже беседовал директор, классная, приходил следователь, было страшно, Маржан успокоила всех, отец заплатил долги этой непутевой семейки, что с них возьмешь? Отец в тюрьме, а мать - нищенка. Директор и психолог обращались к ним с вопросом: вам не жаль, что из-за вас девочка чуть не погибла? Подруги, проконсультированные адвокатом, плакали, дружно жалели, притворялись, просили прощение. Вроде им поверили. Когда вышли из школы Раушан сказала: жаль, что не сдохла! Только Сабина урезонила ее: «Ты даже не представляешь, что было бы. Наших отцов с работы уволили, а нас поставили бы на учет».
На одну нищенку меньше было бы! – заявила Маржан. Она смелая, ничего не боится, в прошлом году отца машину угнала с ребятами, аварию совершили, отец отмазал. А надо было ее наказать. Единственный ребенок, отцу под шестьдесят, а мать молоденькая. Когда увидела вместе, поверить не могла, что этот толстый мужик с круглым животом, как будто арбуз в нем застрял, является мужем женщины, модельной внешности. Так и оказалось, Салтанат – бывшая модель, мисс Казахстана. Только дочь на мать абсолютно не похожа, она, как отец коренастая, с кривыми ногами. Отец обещал ее отправить в Южную Корею сделать операции. Маржан никак не дождется этого дня.

Айша понимала, что поступает неправильно, ей хотелось, чтобы девочки приняли ее за свою, она тоже была голубых кровей, как называли себя подружки.

Если честно, то Айше жаль было Галию и мать ее. У тети внезапно умер муж, и девочка убедилась, как страшно жить без отца. Почему-то сегодня ей пришла мысль, перейти в другую школу, устала она подыгрывать им. Девушку поразило, когда ее пригласили на день рождение Сабины, дверь открыла им домработница. А мать, встречая, спросила: а ты чья? Кто твои родители? Для нее это было важнее всего. Вышла Сабина и небрежно, взяла ее за руку. А в ответ мать говорила домработнице, надо было со мной посоветоваться, перед тем, как приглашать кого попало, дружить надо с ровней!
День рождения прошел скучно. Сабина хвасталась домом в три этажа, комнатами, забитыми дорогими тряпками, отдельным туалетом, где унитаз из чистого золота. Одноклассницы часто были у нее в гостях, и Айша слышала, как они смеялись над подругой:
- Пусть потешит самолюбие, похвастается домом. Девчонки требовали, чтобы Айша пригласила их в гости, таких хором у них не было и девочке расхотелось с ними дружить. Узнав, какую должность занимает ее отец. Девчонки мертвой хваткой схватились за нее. А она устала от их глупых разговоров, тряпок, которые они меняли, кроме Сабины все они хорошо учились, но она была самой крутой.
Отец с матерью молча добрались до города и каждый думал о своем.
Ержан жалел, что наказывать девочек – нельзя, а порой так и хочется отстегать ремнем.

Я хочу помочь маме!

Несколько дней подряд на скамье нашего дома сидел незнакомый подросток, на вид лет девяти-десяти, позже узнала, что ему двенадцать. Он был одет в школьный костюмчик, на ногах — ортопедическая обувь. Обычно появлялся после обеда, явно ребенок был не из нашего дома. Я невольно находила его взглядом, и почему-то щемящее чувство охватывало меня. Скорее всего, это гость, возможно, живет у своих родственников. Конец сентября, значит, учится и живет он в нашем районе.
В один из дней, как только я вышла из автобуса, ко мне подошел этот мальчишка и буквально выхватил из рук два пакета. Вначале я сопротивлялась, а он упорно нес и шел рядом. Почему-то не было мысли, что он может пакеты похитить, в какой-то степени я даже радовалась, что не самой нести поклажу. Мы зашли в подъезд, поднялись до моего этажа. Я открыла дверь и пригласила его войти. Подросток вошел, но пакеты держал в руках, я забрала их и предложила помощнику чаю, на что услышала: он хочет получить деньги за работу.
— Чай пить не буду — я не голодный! Я хочу помочь маме! Если есть возможность заработать, я зарабатываю!
— Насильно выхватываешь чужие пакеты? — укорила я грубо.
— Простите, что не попросил у вас разрешения, — извиняющим тоном произнес он. — Утром мама отдала последние деньги на автобус, а мне ещё неделю оплачивать проезд.
— А ты разве не завтракаешь в школе? — спросила я его.
— Нет, это для меня — непозволительная роскошь. Обычно мама кладет булочку или пряник, мне хватает, — поделился он и засмущался: — Если у вас нет денег — не платите. — Ребенок решил, что пакеты я отбирала потому, что не в состоянии оплатить его труд. — Я давно за вами наблюдаю, вы добрая тетенька. — Я протянула двести тенге. — Сто тенге хватит! Лишнего мне не надо, — сказал он как-то по-взрослому.
И все-таки я уговорила его пройти на кухню, пожаловавшись:
— Мне скучно одной пить чай.
Он с достоинством принял приглашение. У двери долго копошился: аккуратно поставил обувь, повесил костюмчик. И тут стало заметно, что мальчик прихрамывает. Серик, так звали моего нового знакомого, стеснялся, я угощала. Вскоре мальчик раскрылся. От него я узнала, что месяц назад они переехали в наш район, мать устроилась сиделкой к больной женщине, за это они питаются и живут в ее квартире. Немного освоившись, он рассказал свою историю.
До этого они несколько лет жили в каморке в доме престарелых, где мать трудилась дворником. Там его все любили и баловали, можно сказать вырастили, старики и старухи угощали его и относились, как к внуку. Но пришла новая директор, она устроила на место матери Серика своего родственника. Обитатели дома жалуются, что он грубый и надменный, и двор не убирает, зимой им выходить опасно, они писали жалобу, но их никто не слушает. И поделать ничего не могут. Когда директор выгнала с работы маму, старики и старухи, собрали им немного денег, потому что директор вычла из зарплаты за сломанный инвентарь.
Из рассказа я поняла, алименты они не получают, а живут на его пенсию по инвалидности и что мать подрабатывает еще уборкой квартир. У больной женщины, где мать работает сиделкой, есть четыре дочери, они не хотят жить с матерью и ухаживать за ней, Майра — мать мальчика по счету тридцать третья сиделка. Мне жаль стало Серика, оказывается, он не возвращается в квартиру, пока мать занимается подработкой, после школы ждет ее на скамейке. Больная женщина его ненавидит, и когда нет матери оскорбляет, называет инвалидом и говорит, что у него нет будущего. Особенно ее раздражает, когда он ест, поэтому мать покупает ему еду или ведет в дешевую столовую. Серик похвастался, что хорошо рисует, и неоднократно его картины получали первые места, а в Чехии его рисунки были изданы вместе с рисунками детей из других стран в альбоме. Мальчик повеселел, загорелись глаза, запылали щеки, и я радовалась за него. После попросила его, если буду дома, не стесняясь приходить и делать у меня домашнее задание. Что приятно поразило меня, мальчишка был отличник, тетради у него были чистыми, а почерк красивым. Он быстро сделал домашнее задание и у окна стал ждать свою маму. Вскоре он, не прощаясь, убежал к ней.
Начались осенние тоскливые дожди, мальчик не приходил, а я часто задумывалась над будущим ребенка. Оно не радовало, мне хотелось познакомиться с его матерью и попытаться помочь. В один из таких ненастных дней я увидела Серика на скамье, вышла на балкон и окликнула его. Он прибежал ко мне, растерянно смотрел, как в прихожей образовывается лужа с мокрой куртки, стеснялся и извинялся. Я раздела его, спросила, почему перестал приходить. Мальчик не мог говорить. От холода у него стучали зубы, и я решила его искупать. Посадила насильно в ванну, он стеснялся, налила теплую воду и постепенно ее согревала, пока он мылся. Он не разрешил за ним ухаживать: был настоящим маленьким мужчиной — умным, гордым, независимым и самостоятельным. Я разогрела суп. Чтобы прогрелось горло, налила чай с медом и постаралась привести в порядок одежду. Куртку, предварительно обсушила старым полотенцем, постаралась выжать из нее максимум воды, а в ботинки положила старой бумаги. Я понимала, что мальчика не смогу отправить домой в мокрой одежде, жалела, что у него нет сотового телефона, чтобы известить мать. Из ванны Серик вышел счастливый, обнял меня, поцеловал, я тоже поцеловала ребенка и вдруг услышала всхлип, он плакал горько и сиротливо.
— Если бы вы знали, — приговаривал мальчик, — как мне жаль маму. Она столько работает, а эта женщина не дает ей спать. Днем спит, а ночью болтает, требует сделать ей массаж, никуда не пускает маму и ревнует ко мне. Она ненавидит меня, и когда мамы нет, говорит про нее всякие гадости.
Серик к моей радости уснул и проснулся абсолютно здоровым, как всегда быстро сделал уроки. Увидев, как я вожусь с его подсохшей одеждой, сказал:
— Если бы вы были моей бабушкой, я был бы самым счастливым мальчиком.
Я поняла, что привязалась к ребенку, и судорожно искала варианты помочь его семье. От внуков остались обувь и куртка, и я отдала ему. В шесть часов вечера он засобирался домой.
Я рассказала своим взрослым детям про Серика и попросила отдать для них старый сотовый телефон, чтобы с мальчиком и его матерью могла общаться.
Серик вновь долго не появлялся. Каждый раз я выходила на балкон смотрела на скамью, но его там не было. Я вспомнила номер квартиры, где они живут, и решила сходить туда.
Квартиру мне открыла расфуфыренная особа.
— Можете их забрать, — сказала она мне, узнав, что я ищу эту семью. У многочисленных сумок стояла красивая ухоженная женщина с заплаканными глазами, это была мать ребенка — Майра. Когда узнала, что я ищу ее сына, расплакалась:
— Вот жду его возвращения из школы, приедет такси, и мы поедем жить к моей подруге.
Я попросила ее не торопиться, пожить немного времени у меня. Женщина расплакалась:
— Я знаю, что вы детский писатель, очень добрая. Спасибо, что помогаете нам, но мы не можем принять ваше приглашение. — Затем обратилась к расфуфыренной особе, как я поняла, дочери больной. — Проверьте мои сумки. Ничего у вас я не крала!
Я вспомнила, что знаю больную, ее зовут Кульпаш, она — бывший главный бухгалтер Казпотребсоюза. Всегда, отличалась своим несносным характером, соседи жаловались на нее, болезнь не изменила женщину. Она с годами стала еще толще, крикливей, быстро подкатила ко мне на коляске, управляла которой ловко, будто дорогой иномаркой. Кульпаш обратилась к матери Серика:
— Я не отпущу тебя, ты у меня еще не за все отчиталась.
От души я посочувствовала Майре, кроме сварливой больной, надо ладить с ее дочерями — вот почему так часто у них меняются сиделки! Тут Майра принесла пачку чеков и стала объяснять, куда ушли деньги. Бывший главный бухгалтер, окинув взглядом отчет, заявила, что никуда не отпустит мать с ребенком.
— Будете жить, пока я не умру! И квартиру оставлю вам, — заявила Кульпаш. На что Майра рассмеялась:
— Вы это говорили всем сиделкам, за пятнадцать лет их поменялись тридцать три, вас хватает на полгода. Спасибо, мы уйдем!
Расфуфыренная дочь набросилась на меня:
— Уходите, чего мешаете, мы без вас разберемся!
Мне пришлось покинуть квартиру.
Прошло несколько месяцев, ранним утром ко мне в дверь позвонили, это была Майра, она сказала, что нашла другую работу и пришла поблагодарить за заботу о сыне. Я попросила ее забрать телефон, который купил мой старший сын в подарок Серику, предложила посидеть у меня попить чаю.
За чаем поинтересовалась, ушла ли она тогда к подруге. Майра с горечью призналась, что решила дотерпеть, пока сын закончит учебный год. Женщина разговорилась, я узнала, что она дочь известного художника, отец имел хорошую квартиру и мастерскую, спился, мать умерла рано, мачеха уговорила отца записать на нее квартиру. Майра рано вышла замуж, жила с мужем в съемных квартирах. Муж обвинил жену, что родила инвалида, ушёл из семьи и не стал помогать им. В девяностые годы, многие бежали из Казахстана в поисках лучшей доли, освобождалось жильё. Майре дали такую квартиру, она сделала ремонт, а через несколько лет вернулись хозяева из России и выгнали ее с ребенком. Женщина жила и на дачах, и в гараже, лучшими годами считает жизнь в каморке при доме престарелых, пожилые люди помогли ей вырастить сына, она иногда наведывается к ним, но все реже и реже. Я сделала ей комплимент:
— Не глядя на мытарства — вы всегда ухожены, и я радуюсь за вас. Как вам удается это делать?
Лицо Майры озарилось, она смущенно призналась: единственное, чему научила ее мачеха — это ухаживать за собой, несмотря ни на что.
— Это мешает мне, — усмехнулась женщина. — Когда хожу в администрацию города, меня ругают, что притворяюсь, что являюсь бомжем. Они уверены, если у меня нет квартиры, то я должна быть неухоженной и опустившейся.
Мне стало жаль ее, я пообещала помочь, написать о ней и сыне, может, найдутся люди, помогут, только попросила принести документы с диагнозом болезни мальчика. Майра поблагодарила, но больше не пришла. А вскоре мы переехали в Астану.
Прошло около десяти лет. В один из морозных дней раздался звонок, звонила Майра, она говорила долго и рассказала, что сын окончил школу, уехал учиться в Москву в художественное училище. Она вышла замуж, живет пригороде, родила дочь и сына. Женщина оставила свой телефон и попросила сообщить, когда приеду в Караганду.
— У нас есть машина, мы заберём вас, вы у нас погостите.
После этого разговора настроение весь день было приподнятым. Муж спросил, почему я такая радостная? Я напомнила ему историю Майры и Серика и сказала, что радуюсь такому счастливому её завершению.

Я видела небо ночное в степи,
Брильянтами звезды сверкали вблизи,
И мне стало жаль нас всех горожан,
Какой мы оптический видим обман,
В городе звезды закрытые газом,
Тусклы, невыразительны, как в природе алмазы.

Берегите друг друга

От смерти на волосок каждый ходит из нас,
Берегите друг друга каждый день, каждый час.
Просыпайтесь, любя всех, кто рядом, вдали,
В нашей жизни короткой, очень мало любви.
Как порой одно слово может всё изменить:
И любовь уничтожить, и любовь подарить,
Берегите друзей и родных рядом с вами,
Ведь потерю никто не заменит словами.



Получилось так, что по состоянию здоровья мужа я внезапно вылетела в ОАЭ, чтобы там заняться его здоровьем, врачи оказались хорошими специалистами, помогли, на церемонию награждения я не пошла, вместо меня старший сын получил премию.
Поздравьте! Наконец в Казахстане я получила литературную премию "Дарабоз", статуэтку из гранита с золотым пером и приличную сумму денег.

Лауреатами первой степени признаны Кайырбек Шагыр Семейгазыулы за произведение «Сикырлы кітап» и Джумагельдинова Дария — автор произведения «Маленький Мужчина».

Маленький мужчина

Как-то на одном девичнике мы заговорили о том, что современные дети жестокие, непорядочные, амбициозные, злые, неблагодарные, забыли народные традиции, перестали уважать старших. Одна из женщин воскликнула:
— Если бы знала, что мой сын станет таким неблагодарным, я бы по-другому воспитала его!
Мы вспоминали свое детство: нас наказывали родители, но зла на них мы не держали. И были согласны с их методами: детей, особенно мальчишек, надо воспитывать и держать в «ежовых рукавицах», и заняться воспитанием девочек — чтобы они не забыли свое главное предназначение — стать матерью. Что скрывать, молодежь, насмотревшись фильмов, часто выказывает недовольство материальным положением родителей.
Возможно, неправильно выбрана идеология для страны: на экране коррупция, фильмы — сплошные детективы и боевики. Мы воспитывались на мелодрамах, в школе читали и проходили классику, росли романтичными и добрыми.
Подруги изливали отрицательные эмоции, пока одна из женщин не предложила послушать историю про маленького мальчика, с которым она познакомилась в больнице.

***

— Может быть, я покажусь вам смешной, но этот ребенок поразил меня, юную медсестру, и стал примером для подражания. Вы, наверное, впервые услышите, как ребенок своим поведением и воспитанием заслужил уважение взрослых людей. После медучилища я устроилась в детскую больницу, зарплата медсестры мизерная — подрабатывала ночами, так как за ночные смены платили в два раза больше. Однажды в палату привезли мальчика пяти-шести лет, больного астмой, он был в критическом состоянии. Всю ночь ни мне, ни врачам не было покоя. Мальчик задыхался, и только к утру его мучения закончились: усилиями врачей он стал ровно дышать и уснул. Утром я узнала, что мальчик — наш постоянный пациент, и врачи его любят и жалеют. Он полулежал на подушках, так как спать лежа не мог. Мне часто приходилось видеть Аргына, и я успела с ним подружиться. Мальчик был очень красив: мраморная кожа, большие глаза, ресницы длинные и густые. Когда привезли его, он был синюшный, но только состояние стало улучшаться, мальчик преобразился, глаза его горели огнем, он быстро забывал о своей болезни, но синева возле крыльев носа и под глазами никогда не уходила. Меня поражало его жизнелюбие. Он очень хорошо был воспитан и учтив. Когда болел и задыхался, из глаз текли крупные слезы, он старательно вытирал их платочком, а я делала вид, что не замечаю. Я любила беседовать с ним, он разговаривал, как взрослый, может, оттого, что с раннего детства у него было неважное здоровье. Он никогда не жаловался, я видела, с каким трудом он скрывает отчаяние, но при врачах держался стойко, как оловянный солдатик.
Однажды случился сильный приступ, Аргын три дня провёл в реанимации, жизнь его висела на волоске. Когда его перевели в палату, я решила осторожно спросить у мальчугана, как он терпит боль? «Может, тебе стоит поплакать, покричать, как другие? Говорят, помогает, нельзя жить в таком напряжении, — посоветовала я, — обычно дети устраивают истерики, ставят на «уши всех врачей и родителей». Аргын произнес: «Я мужчина, не имею права плакать!» Даже в роковой момент он не давал себе расслабиться.
Прошло около сорока лет, но до сих пор перед моими глазами Аргын — маленький боец, его умные глаза и недетская воля. Не каждый взрослый может вытерпеть боль, удушье. Однажды я болела воспалением легких, так меня охватила паника, я задыхалась — без кислорода не могла дышать. У врачей к Аргыну было трепетное и доброе отношение, взрослые удивлялись его терпению и мужеству — ведь в любую минуту он мог уйти из жизни.
«Может, не понимает, — думала я, — все-таки ребенок». Когда Аргыну становилось легче, он быстро переключался на игры, к нему возвращалось хорошее настроение. Я, взрослый человек, проработала больше тридцати пяти лет в больнице, и всегда поражалась умению детей забывать боль, неприятные моменты. Видно, мама мальчика очень любила ребенка, уделяла ему много внимания, он наизусть знал стихи Корнея Чуковского, Сергея Михалкова, охотно читал стихи и рассказывал сказки, придумывал игры и был любимцем детворы. Аргын многому меня научил. Я научилась у него быть жизнерадостной, забывать свои плохие бытовые условия и мизерную зарплату, понимала — это ничто в сравнении со здоровьем ребенка. Когда ему было очень плохо, рядом находилась его мама — невзрачная женщина, но очень выдержанная, с испуганными глазами. Персонал знал, что ребенок рожден от красивого и умного мужчины.
Как-то мы разговорились с Аргыном, и я попросила рассказать его о себе. Я росла в набожной семье, и почему-то была уверена: мальчик верит в Аллаха — ангел каждый раз вырывал его из «лап смерти». И задала довольно глупый вопрос: «Ты, наверное, веришь в Бога, и он помогает тебе?». Аргын произнес: «Иногда я спрашиваю Бога, почему я такой несчастный? Мне жаль маму, нас бросил папа, и здоровье у меня очень плохое». И вдруг Аргын предложил: «Хотите, я расскажу вам большой секрет, только дайте слово никому его не рассказывать. Когда мне плохо, я вызываю папу, у меня есть его фотография, папа приходит ко мне, помогает дышать, кладет свою руку на голову, и мне становится легче». Я была в шоке. Мальчик так ярко рассказывал про встречи с отцом, что я испугалась. Главное, его воображение было настолько сильным, что помогало в борьбе за жизнь. Мне жаль было его, в душе я возненавидела мужчину, бросившего больного ребенка.
Ночью, когда больные засыпали, мы беседовали с врачами и восхищались мальчиком, и переживали, что состояние его с годами может стать хуже. Один из врачей обнадежил: «Был случай в моей практике, когда четырнадцатилетний подросток выздоровел. Обычно происходит это в подростковый период, когда идет перестройка организма, и таких случаев много». Когда привозили больных, орущих детей, Аргын успокаивал их, и, что удивительно, они верили ему. Когда в очередной раз ребенка привезли в тяжелейшем состоянии, он умолял меня: «Пожалуйста, не рассказывайте маме, как мне было плохо, успокаивайте ее, говорите, что я выздоравливаю». Мне лестно было доверие мальчика, и я, как могла, успокаивала его мать.
После моего выхода из очередного отпуска Аргына привезли в коматозном состоянии, он неделю лежал в реанимации, рядом сидела и плакала его мама. Врачи еле-еле вытащили ребенка с того света. Общаясь с врачами, я случайно услышала, что ребенок рожден вне брака, отец, возможно, и не знает о существовании сына, и не ведает о его заболевании. Его отец был известным в городе человеком, я почему-то решила сходить к нему на работу, познакомиться и рассказать о сыне.
«Если выгонит — ничего страшного», — успокаивала я себя. Через знакомых попала на предприятие, и меня приветливо встретил Асхат Газизович. Я рассказала ему о том, что мальчик любит своего отца, и эта любовь помогает ребенку бороться с болезнью. Мужчина признался, что связь с его матерью была следствием жалости — некрасивая соседка, чьи родители были его дальними родственниками, вызвала у него сострадание, она тихо исчезла из его жизни.
«Увидев Асию беременной, я был уверен — у нее сложилась личная жизнь», — признался мужчина. Асхат Газизович был женат, у него росли три чудесные девочки. Мой рассказ взволновал его. Я была в палате, когда туда осторожно вошел Асхат Газизович, он сразу признал Аргына и плакал от счастья: у него есть сын. И пообещал сделать все, чтобы вылечить его. Говорят, он увез сына в Москву, в те времена никуда больше не выезжали.
Вы жалуетесь на своих детей, что выросли в благополучных семьях, спрашиваете: «Кто виноват?» А теперь вернемся к моему герою, мать-одиночка смогла воспитать настоящего мужчину — благородного, умного, доброго и жалеющего свою мать. Возможно, я смешно выгляжу, но, воспитав детей в хороших условиях, я не смогла дать им то, что получил мальчик от своей матери-одиночки. Природа одарила его талантами, но отняла здоровье. Всю жизнь я вспоминала Аргына и верила, что с годами ему удалось победить болезнь. Несправедливо, если мальчик не стал счастливым человеком!

http://cultural.kz/ru/news/view?id=1451

Дорогие читатели! Хочу поделиться с вами отзывом о
Дария Джумагельдинова


legenamboden Дорогие читатели! Хочу поделить я с вами отзывом о прочитанном произведении казахстанской писательницы Дарии Джумагельдиновой.
Все вы знаете. О том, что суицид среди подростков Казахстана занимает первое место в мире. И мы все вместе здесь, чтобы предотвратить это. Кто-то может спросит и возмутится: "Зачем? Ведь все зависит от общества, и я здесь не причем. Пусть каждый делает что и как хочет!". А не задумывались ли вы о том, что этот кто-то может быть вашим братишкой или вашей сестренкой, другом или подругой, которая долго не могла рассказать о своих проблемах и не нашла лучшего решения, чем наложить на себя руки и покончить жизнь самоубийством?
Люди просто забыли такие слова, как доброта и сочувствие. "Ажар, жизнь такая непредсказуемая. Неизвестно, что ждет человека, главное - оставайся доброй..."
У современных детей очень жестокий и злой характер. А все почему? Телевидение воспитывает в них злобу. "Каждый час криминальные новости и совсем мало фильмов для детей, а также множество анимационных фильмов, неземные персонажи, которые не учат добру, справедливости, а уводят в дебри несуществующих отношений! Вот откуда у детей - жестокость, злость.
Детей необходимо не только кормить и одевать, их необходимо воспитывать на хороших примерах. Дети - это будущие взрослые".
Писательница показала мир настолько ярко таким, какой он есть, что ты ясно понимаешь - ведь мы живем по соседству с горем близкого и не можем ему помочь самостоятельно, это проблема масштабная, всего государства. Эта книга о социальном неравенстве, проблемах богатых и бедных людей, сиротах и, не побоюсь сказать, о нашей с вами жизни.
Я всех прошу прочитать "Отличницу-плебейку". Эта книга о том, что всегда можно найти выход. Слова Дарии Джумагельдиновой вселяет в меня надежду, что мы все вместе справимся и в тяжелые времена сможем оказать поддержку друг другу.
#мирдолжензнатьчтоячитаю #читайте #книжныйчервь #книжныйманьяк #отличницаплебейка #казахстан#астана#проблема#государство#суицид#дарияджумагельдинова 2mon
Read more at http://websta.me/n/legenamboden#2OQpdfmPOHSP5q8h.99

Материнская любовь

Памяти матерей и вдов, чьи дети и мужья не вернулись с войны, посвящается.

Мое детство ассоциируется с войной. У нас в поселке было много фронтовиков-калек, они любили собираться на базаре. Одни играли на губной гармошке, пели жалостливые песни, другие хвалились орденами и медалями, и часами могли рассказывать о своих подвигах, демонстрировали раны, на которые страшно было смотреть. Эти люди стали инвалидами на войне, защищая Родину. Не все калеки могли работать, некоторые пили, скандалили, жены бросали таких мужей.
В моей памяти остались, как картинки, портреты отчаявшихся людей; их слезы, надрывные песни, искалеченные тела. Среди них были разные: и безрукие, и безногие, которые перемещались на самодельных маленьких тележках.
Что скрывать, народ жил в ужасной нищете, но считалось большим грехом пройти мимо калеки-солдата. Женщины подкармливали несчастных, слушали их истории, жалели и плакали с ними, стирали и штопали им одежду. А они, напившись, засыпали на базаре — никто не осуждал, люди в те времена были добрее и жалостливее.
Что интересно, с утра до вечера на базарах и площадях распевались частушки про немцев, и эти концерты иногда заканчивались потасовкой, скандалом, дракой, распеванием всенародно любимой песни «Катюша», которая и мирила их всех.
После войны люди были намного сплоченней, и не было деления: кто какой национальности. Горе и беда роднят людей, они становятся ближе, вот чего так не хватает нынешнему обществу. Это не говорит о том, что нам нужна война. Просто надо беречь Мир, и помнить, как дорого советский народ заплатил за Победу.
Вскоре поползли слухи, что по ночам в поселке стало появляться привидение: старуха в белом одеянии. Мужчины и женщины, работающие на заводе в ночную смену, при встрече с женщиной в белом одеянии пугались. Люди стали бояться выходить на улицу, пока одна из соседок в привидении не узнала Салиму — у которой на войне погибли муж и два сына.
Говорят, в молодости она была красивой и стройной женщиной, горе превратило ее в старуху с пронзительным взглядом, от которого становилось жутко. Днем Салима спала, а ночью растрепанная — седые, длинные волосы развивались, делали похожей ее на ведьму — брела по поселку, повторяя имена сыновей и мужа, никого не замечала, и скулила, как собака.
Старший сын старухи перед войной женился, детей у него не было. Она верила, что Аллах пощадил младшего сына, и ждала его. Соседи деликатно просили вдову не вставать по ночам, обещали сообщить хорошую весть ей, когда вернутся сыновья, им не хотелось говорить старухе, что она является источником страха людей. Так никто и не осмелился сказать, а после привыкли к ее одинокой фигуре.
Бедной вдове, казалось, если она не выйдет на улицу встречать сыновей и мужа, то они пройдут мимо родного дома. Когда Салима болела, просила соседей положить постель поближе к входу, чтобы она могла открыть им дверь.
Шли годы, не все солдаты вернулись с фронта, многие женщины потеряли надежду, а бедная вдова потихоньку теряла рассудок и перестала закрывать дверь, ночами стояла в белом одеянии на улице, пугая прохожих своим обликом.
Мужчины и женщины жалели ее, а она не переставала ждать. Всем хотелось успокоить, вселить надежду, сказать теплое слово. Соседка Надя подарила ей котенка, и вся улица радовалась, когда стала она заботиться о крошке.
Салима с нежностью, как о ребенке, рассказывала о своем котенке. Это скрашивало одиночество, в ее глазах появился живой блеск. Котенок стал для нее сыном и опорой, и понимал это. Он преданно любил старую женщину, почти неотрывно находился рядом, приносил мышей и клал у ее ног, считая долгом поделиться едой. Она с умилением рассказывала о нем, и вся улица благодарила Надежду за то, что она сотворила чудо. Но этой радости хватило ненадолго. Вскоре Салима, держа в руках котенка, полуодетая, снова бродила по поселку с отрешенным взглядом.
Зимой стала выходить босиком, сливалась с бураном, и соседки вынуждены были караулить ее, чтобы завести домой, поили чаем и уходили, убедившись, что измученная женщина уснула.
Что удивляло, она ничего не помнила, и ничего не отморозила. С годами она еще больше осунулась, и походила на одинокий высокий карагач с поврежденными корнями, который потихоньку усыхает. Еду, которую приносили соседки, она прятала для своего сына, позже женщины заставляли кушать у них на глазах.
Я до сих пор поражаюсь, человечности и доброте тех людей, которые тоже потеряли близких. Но они были не одиноки, поэтому считали своим долгом помочь ей. На 9-е мая в поселке женщины приводили в порядок свои дома, и шли белить и убираться в дом Салимы. Она радовалась и торопила людей завершить уборку до приезда сына.
Мы взрослели, проходя, здоровались, а она удивлялась, что мы выросли и считала, сколько лет ее не вернувшимся сыновьям. Глаза ее тускнели, и проходя мимо нее, мы хотели уменьшиться, чтобы нас она не заметила. Постепенно жизнь жителей поселка улучшилась, вдове дали пенсию за утерю кормильца.
Сколько таких матерей-вдов, которые до последнего вздоха ждали чуда, жило в нашей стране. Как-то Салима сильно заболела, и женщины поочередно ходили к ней ночевать, она перестала узнавать соседей и все чаще разговаривала со своими сыновьями, которые приходили к ней, когда находилась она в беспамятстве.
Одна из соседок предложила, чтобы ее сын выдал себя за сына несчастной женщины. Он справился со своей ролью, Салима поверила ему и все время держала за руку. И дело пошло на поправку, ослепшая от горя мать целовала его, и, казалось, признала. Когда Салима окончательно выздоровела, женщины со страхом ждали, что их обман раскроется.
Однажды она спросила их:
— Почему мой сын не появляется, он ведь с фронта вернулся живым?
Соседки решили солгать, и стали уверять, что все ей приснилось.
— Нет, — ответила женщина, — я тогда поняла, что вы меня обманываете. Прошло столько лет, а я помню запах, шаги, голос сына. Я знала, что это — не он. Но мне хотелось верить, за вашу доброту я подыгрывала вам. Покажите его мне!
Юноша пришел и упал перед ней на колени:
— Прости нас, Апа-мама! Мы хотели, чтобы ты выздоровела и пошли на обман.
Она призналась:
— Вначале я и сама хотела поверить, а потом поняла, что никто не заменит мне моего родного сына. Разве может мать спутать своего ребенка с чужим? — Она подошла к нему, поцеловала и произнесла: — Я знаю, что мои сыновья не вернутся ко мне.